Дырявая граница. Какова ситуация на пунктах пропуска в зоне АТО

Фото: УНИАН На границе с неподконтрольной территорией выстроятся километровые очереди из машин

Километровые очереди, контрабандные товары, нелегальные перевозки, неразбериха с пропусками и хроническая злость.

Таковы будни «внутренней границы» Украины, который разделил страну на две части, а людей, которые кочуют туда-сюда, – на два враждебные, открыто или скрыто, лагеря, пишет Анастасия Алешина в №1-2 журнала Корреспондент от 22 января 2016 года.

На новом контрольном пункте въезда-выезда (КПВВ) Марьинка в сторону оккупированного Донецка колонна из машин растянулась почти на 1 км. Автомобили неспешно, но все-таки приближаются к шлагбауму. Вдоль дороги ходят люди, которые следят, чтобы никто не попытался проникнуть на территорию КПВВ вне очереди. В этой импровизированной инициативной группе – две крикливые женщины, они мгновенно идентифицируют наглых водителей. Мужчины, в свою очередь, прекращают попытки наглецов вклиниться между машинами, которые честно стояли несколько часов.

За шлагбаумом идет еще одна очередь – там на паспортном контроле выстроились десятка два людей. Преимущественно это люди среднего и старшего возраста с пакетами и сумками; кто-то из них приехал на автобусе, кто, несмотря на мороз и неприятный ветер, – на велосипеде. Все терпеливо, молча ждут, чтобы подать документ в окошко вагончика, который стоит здесь. После транспортного контроля люди идут на досмотр личных вещей, хотя придирчивым инспекцию это не назовешь: работники КПВВ просят открыть сумку или кулек, после чего отпускают.

Между КПВВ и нулевым блокпостом, за которым уже неподконтрольна Украине территория, ездит автобус одного из краматорских перевозчиков: чтобы люди не шли пешком 1,5 км, их доставляют прямо к линии разграничения. Билет стоит 10 грн.

Добро пожаловать

На Марьинке работает смена, которая раньше стояла на закрытом теперь КПВВ Георгиевка.

«Люди остались, место изменилось», – кратко поясняет старший пограничник изменения, который попросил не называть его имя.

Он утверждает, что новый КПВВ гораздо удобнее прежнего: территория больше раза в четыре, дорога шире.

По словам Александра Гвоздкова, подполковника группы Гражданско-военного сотрудничества (ЦВС) ВСУ, на территории по обеим сторонам дороги вскоре должны закончить возведение укрепительной стены высотой 2,5 м. Если сепаратисты решат выбрать это место своей целью, стена позволит частично защитить людей, которые здесь находятся. На въезде монолитные блоки раскрашены в цвета украинского флага, под которым посреди серости краснеет яркий орнамент из цветов и гроздей калины. Сверху написано: Добро пожаловать!.

Красный крест установил неподалеку две большие палатки, где можно погреться. На вопрос, есть ли на КПВВ медики, начальник смены пограничников отвечает отрицательно. Но уверяет: они могут позвонить в скорую помощь, а в здешних работников есть аптечки.

«Часто на состояние здоровья жалуются, чтобы быстрее пропустили, – говорит он. – Но когда мы предлагаем вызвать скорую, нам говорят – спасибо, не надо».

Согласно закону, ни у кого из тех, кто пересекает пункт пропуска, нет льгот. Но чисто по-человечески работники могут пойти навстречу гражданам с маленькими детьми или людям с особыми потребностями.

Машины пограничники осматривают вместе с фискальной службой. Проверяют на предмет запрещенных вещей. Если все в порядке, инспектор заносит в компьютерную базу данные из документов, проверяет наличие паспортных данных и соответствующего фамилии в системе, после чего оформляет и ставит отметку в контрольном талоне, который выдается при пересечении шлагбаума.

После этого человек отправляется с талончиком и своими документами на выезд. Когда информацию сводящих в единую базу, можно проследить, когда и через какой коридор выезжала человек. Поэтому принцип работы КПВВ по сути мало чем отличается от государственной границы.

«На проверку машины, если нет вопросов, вещей немного, с пропуском все в порядке, а в салоне находятся три-четыре человека, тратится две-три минуты», – утверждает начальник пограничной службы КПВВ.

Новый пункт пропуска Марьинка может за смену обслуживать до 8-10 тыс. человек и примерно 5 тыс. автомобилей. Из опыта пограничников, въезжает и выезжает через коридор примерно одинаковое количество человек. Пока на Марьинке в среднем пропускают до 3,5 тыс. человек и 1 тыс. машин в обе стороны.

В Донецк, домой

Впрочем, несмотря на заявленную местными властями повышенное удобство нового КПВВ, претензий у граждан немало. Дополнительные полосы движения, которые должны были ускорить процесс пересечения пункта, комфорта не добавляют, ведь паспорта проверяет один человек.

Люди, которые стоят в очереди, ворчат по этому поводу, нехотя отвечая на вопрос Корреспондента о том, как они оценивают новый транспортный коридор. Многие из этих граждан Украины живет на два мира – то на подконтрольной территории в статусе переселенца, то дома, в сепаратистской «республике». Ездят домой, или, как они говорят, «в Украину за продуктами», раз или два в месяц – удовольствие не из дешевых и стоит не менее 400 грн в оба конца.

Одна из женщин, на вид пенсионерка, представляется Валентиной Проніною и говорит, что эта поездка для нее очень плохая.

«Мы в Донецк, домой, проведать квартиру и детей, – говорит она изданию. – Временно как переселенцы прописаны в Красноармейске, выехали больше года назад. Почему уехали? Так же война. Страшно было, стреляли».

Пронина считает, что надо возобновить прямые автобусы из Донецка. Сейчас ей приходится несколько раз пересаживаться: из автобуса возле КПВВ – на другой, курсирующий до нулевого блокпоста, а потом на третий, который довезет до самого Донецка. На всю поездку уходит полдня.

Ее соседка по очереди Елена, которая проживает теперь в Курахово, признается: она вынуждена кочевать туда-сюда, потому что боится, что ее квартиру в Донецке ограбят. На вопрос, как часто случаются в эти дни грабежи, машет рукой: «Да постоянно».

Много кто возмущается, что вынужден стоять на холоде. «Почему они не посадят еще одного человека паспорта проверять?» – ругаются они. Неожиданно в ответ на этот ропот в очереди звучит чей-то голос: «За что боролись, на то и напоролись». Найти в толпе этого человека не удается, но возмущение вдруг стихает. Многие, словно пытаясь убедить в этом не только других, но и себя, говорит: «А я не голосовал на референдуме за «ДНР»]».

Вдоль колонны легковых машин, упираются в шлагбаум, неспешно бредет пенсионерка с палочкой. На вопрос, как ее зовут, представляется по-девичьи – Катя. Через транспортный коридор раз в месяц она ездит за продуктами на контролируемую территорию. Чаще не позволяют финансы, ведь дорога стоит 600 грн в оба конца.

Екатерине 79 лет, она бодро говорит на украинском языке, просит ее не фотографировать и крайне неполиткорректно отзывается о много громких фамилий, которые уже внесла в свой «расстрельный список». Заметно, что за словом в карман Екатерина не лезет и к этому уже привыкла.

«Мучают поездки, – признается пенсионерка. – Нет стабильности, нормальной жизни. Проклинаем того маханого «бандеру» и Яценюка-еврея – они сотворили войну». На вопрос, а кто «бандера», розсержено отвечает: «Как кто? Западная Украина! [Олег] Тягнибок. Я сама киевская. В Киеве «бендер» нет, там добрые люди. Но пришли эти «бендеры», Юлю-с..ку забрали из тюрьмы …».

Обидчиков Екатерина хочет лично сжечь, «как на Майдане жгли костры». Она сетует, что на Донбассе, где всегда уживались разные национальности, умудрились поссорить людей.

«Все дружили, помогали друг другу, а тут пришла банда, и все, жизни нет. Разбомбили Донбасс, убивают детей, – ругается Екатерина. – Кто убивает? АТО! Сепаратисты добрые люди, мы защищаем свою свободу, не хотим попасть под ту «бендерщину», их иго».

Таких, как безапелляционно настроена Екатерина, в очереди мало. Большинство отвечает на расспросы, осторожно подбирая слова. Чаще всего выражают недовольство тем, что они, граждане Украины, вынуждены передвигаться по стране в соответствии с правилами пропускной системы и тратить часы на дорогу, которую раньше преодолевали за считанные минуты.

Люди не хотят слышать о нововведениях очередных коридоров, которые рекламируют чиновники. Они хотят, чтобы коридоров просто не было, а на замечание «Так же война» только хмуро отвечают, что они – люди мирные, они за Украину, но против власти в Киеве. Любые сбои в работе КПВВ у них вызывают раздражение.

Бумага не стерпит

Один из координаторов гражданской организации Донбасс-SOS, которая оказывает информационную поддержку переселенцам и осуществляет мониторинг ситуации на КПВВ, говорит, что в первые дни нового года очень много нареканий было по поводу бумажных пропусков, срок которых истек 31 декабря. А это, по данным СБУ, касалось почти 300 тыс. граждан. Несмотря на обещания продлить действие таких пропусков, людей, которые пересекают линию разграничения, нередко не могли найти в базе во время проверки документов.

«Об этом сообщали очень многие, у большинства были проблемы, люди жаловались на это в соцсетях», – рассказал Корреспонденту координатор.

По какому принципу обновлялись данные владельцев бумажных пропусков, определить было невозможно, оставалось полагаться на удачу. В одной семье, например, из пяти пропусков в базе оказалось четыре. Даже тот, кто перед поездкой находил свою фамилию, на месте обнаруживал, что информации о нем уже нет. В таком случае гражданам предлагали обратиться к координационного центра для продления срока действия документов.

Неразбериха в первые дни произошла и с электронными пропусками. Люди также жаловались, что на горячей линии СБУ и в координационном центре не могли дать четкого ответа, почему так происходит. Донбасс-SOS всем, кто собирается пересекать линию разграничения, советует сначала уточнить наличие своей фамилии и номера паспорта в центре, а также оформить пропуск на сайте СБУ повторно, а не ждать автоматического обновления данных. Впрочем, в организации изданию сказали, что ситуация постепенно налаживается.

Несмотря на открытие КПВВ Марьинка, как и ранее, не удалось решить вопрос очередей. Всего в зоне АТО работает четыре транспортные коридоры, все они расположены на территории Донецкой области, и один пеший в Станице Луганской, через который за смену проходит до 2 тыс. лиц. Наиболее проблемным и наиболее загруженным остается транспортный коридор Зайцевое, наименее – Гнутове, а меньше всего нареканий – в отношении Новотроицкого.

«Там [на Новотроицком] еще в декабре произошла ротация [личного состава служб], сейчас хорошая смена, людей пропускают достаточно быстро», – говорит координатор Донбасс-SOS.

Сменились работники и на Зайцевому.

Человеческий фактор на КПВВ имеет большое значение, уверен координатор.

Я не могу сказать, что на 100%, но у меня такое впечатление, что многое зависит от руководителя КПВВ и людей на постах

Координатор Донбасс-SOS

«Я не могу сказать, что на 100%, но у меня такое впечатление, что многое зависит от руководителя КПВВ и людей на постах», – считает собеседник Корреспондента.

Санитарные удобства долгое время были еще одной проблемой КПВВ – через это много кто выходил в поле и, бывало, подрывался на минах и растяжках. Донбасс-SOS говорит о 12 таких случаев на Новотроицком (относительно других пунктов информации нет), одна женщина погибла на месте.

В конце концов установкой биотуалетов занялись Красный Крест и Врачи без границ. Однако это решило вопрос лишь частично: в биотуалетах убирают редко, и люди предпочитают рисковать и искать укромное место неподалеку от дороги, говорят в Донбасс-SOS.

Губернатор военно-гражданской администрации Донецкой области Павел Жебривский на вопрос издания о санитарные удобства заявил, что бюджетом на строительство стационарных туалетов деньги не предусмотрены.

В понедельник на сайте губернатора был опубликован отчет по результатам инспекции работы транспортных коридоров и санитарного состояния КПВВ Зайцевое, Новотроицкое и Марьинка. Вердикт – состояние коридоров удовлетворительное, санитарными удобствами обеспечены все КПВВ, а на поддержку их в надлежащем состоянии теперь найдут средства из местного бюджета. Хотя на самих пунктах пропуска медиков нет, в палатках для обогрева постоянно дежурят врачи, заявил во время поездки Жебривский. Люди к медикам обращаются – в эти дни чаще жалуются на проблемы с давлением.

Морозы стали причиной перебоев с электричеством.

«На прошлой неделе каждый день то на одном, то на другом посту по два-три часа висела база на КПВВ Марьинка, однажды это было на Новотроицком, и дважды – на Зайцевому», – рассказали в Донбасс-SOS.

Окольными тропами

Через хронические очереди на КПВВ в расположенных неподалеку поселках появился новый вид бизнеса. Местные жители на машинах занимают место перед пунктом пропуска с вечера или ночью. До открытия они по 200-300 грн пропускают один-два автомобиля, после чего едут в конец очереди, чтобы застолбить новое место. Называют таких водителей «кочующими верблюдами».

Есть еще один способ сберечь несколько часов времени во время пересечения линии разграничения. Правда, это стоит дороже и по сути незаконно, потому что везут пассажиров в обход КПВВ. По словам собеседников Корреспондента, для этого даже не нужны пропуска.

Таксист забирает клиентов на вокзале и довозит до рядового блокпоста, где стоят пограничники и через который обычно ходят жители с местной пропиской. У таксиста есть договоренность с командиром смены пограничников, и, как правило, по 200 грн с человека вопрос решается. У того, кто пересекает границу, проверят паспорт и пропустят без досмотра личных вещей.

Родион Шовкошитный, координатор сводных мобильных групп по борьбе с незаконным пересечением товаров через линию разграничения в зоне АТО, говорит, что таксисты развозят клиентов с вокзала в Константиновке до Донецка, Горловки, Ясиноватой, Макеевки за 600-800 грн. Таких «черных» коридоров вдоль линии разграничения, по его подсчетам, около двух десятков. В зоне ответственности мобильной группы Шовкошитного два пункта, в Верхньоторецькому и на железнодорожной станции Фенольная.

Шовкошитный приводит пример одной схемы на своей странице в Фейсбуке. Недавно нелегал-сириец без паспорта добирался до Донецка: 500 грн ему стоило такси, еще 300 грн – мзда на посту. Раньше давали в карман рядовому пограничнику, сейчас таксисты решают вопрос через старшего наряда, который и отдает приказ пропустить людей.

«Любой боевик из Донецка может беспрепятственно попасть в Киев, – возмущается Шовкошитный. – Ему надо будет заплатить пограничникам, которые даже в сумку не заглянут, таксист его провезет только через один блокпост, объехав остальные, и он попадет прямо на вокзал и – в Киев».

Долгое ожидание на пунктах пропуска – вот что толкает людей рисковать и ехать через границу нелегально, считает координатор мобильных групп.

«На КПВВ вы можете стоять круглосуточно. Там может случиться смена, которая «оленя включит» и все долго проверять. Или обстрел – тогда придется прятаться и все опять будут стоять. Таких моментов много, – объясняет Шовкошитный. – На Зайцевому очередь всегда долго тянется, очереди километровые, а так сел – два часа, и ты в Донецке, но за это и платишь больше».

Стоимость услуги – от 450 до 800 грн в зависимости от маршрута. При этом доказать виновность тех, кто стоит на блокпостах, практически невозможно.

«Мы спрашиваем у пограничника: «А как человек прошел?». Он говорит: «Я никого не видел». Человек при нем утверждает: «Вот здесь таксист меня высадил, мы вдвоем прошли, вот этот человек у нас проверили документы, сумку не проверяла». Но это слово задержанного против слова пограничника», – объясняет координатор.

И хотя руководство Госпогранслужбы на такие случаи пытается адекватно реагировать, методов воздействия на явные правонарушения имело.

«Их [пограничников на блокпостах] ротирують постоянно. Одна и та же человек не стоит там месяц. Система так построена, что любое изменение, которое заходит на контрольный пункт, получает эти деньги. Таксист приезжает, дает деньги главному, главный дает добро, люди проходят», – рассказывает Шовкошитный.

Есть два способа решить эту проблему – установить на блокпостах видеокамеры, и тогда запись поможет доказать хотя бы факт нелегального пересечения границы, или инициировать расследование, а тех, кого поймали, лишать статуса участника боевых действий

По его мнению, есть два способа решить эту проблему – установить на блокпостах видеокамеры, и тогда запись поможет доказать хотя бы факт нелегального пересечения границы, или инициировать расследование, а тех, кого поймали на горячем, лишать статуса участника боевых действий (УБД).

«Это касается и ВСУ, и СБУ, и МВД, все структуры, которые занимаются такими вещами. Если бы был такой механизм, это было бы действенно, – уверен Шовкошитный. – Ведь как только человек получает такую корочку – УБД, – ее больше ничего не волнует, она хочет домой. Они туда за этим и едут».

За время работы мобильной группы среди нелегалов, которые пересекают линию разграничения «черными» коридорам, люди с оружием пока что не попадались.

«Но мы не знаем, обычные они или нет. И на словах они тут все очень любят Украину, говорят, что они против власти [в Киеве]. Но если чуть заденешь, уже что-то ватненьке прослеживается. Не у всех, но бывает. В целом это мирные граждане, на них же не написано, что они террористы», – говорит Шовкошитный.

Однако потенциально любой боевик, который по тем или иным причинам не фигурирует в базе Миротворец, куда стекается информация о террористов и сепаратистов, может беспрепятственно в любой момент, с оружием или без, пересечь границу и оказаться где угодно в Украине.

«Я уже полгода об этом говорю, – отмечает координатор. – Поэтому утверждение, что наша зона находится под контролем наших сил, является просто смешным».

***

Этот материал опубликован в № 1-2 журнала Корреспондент от 22 января 2016 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

Источник

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*