Как избавиться от крючка политиков. Интервью с председателем Совета судей

Фото: УНИАН Валентина Симоненко считает, что реально побороть коррупцию в судах можно, назначив судьям европейские зарплаты

Глава Совета судей Украины Валентина Симоненко дал интервью журналу Корреспондент.

Долгое время судейский корпус считался чем-то вроде элитной касты, закрытым клубом по интересам, пишет Евгения Супричева в №14 журнала Корреспондент от 15 апреля 2016 года.

После Майдана ситуация резко изменилась. Церемонии отброшены и плюнуть в судью теперь может каждый. Многие считают судей чуть ли не «врагами народа». Да и они сами от ситуации, что сложилась, не в восторге – увольняются, оставляя места вакантными. Как следствие некоторые районные суды на грани закрытия или уже закрылись — не осталось ни одного служителя Фемиды, судить некому. Об этом в интервью Корреспонденту рассказала Валентина Симоненко.

Карьера судьи зависит от депутатов

— Вы знаете, что до судейского корпуса накопилась масса претензий. Например, выносите решение по звонку – так было с активистами Автомайдана.

— Вопрос Автомайдана, конечно, связано с политическим влиянием, который имел место в тот период. Но при этом оно еще обусловлено тем, что судьи не смогли поднять себя над ситуацией, не смогли остаться беспристрастными.

Мне кажется, у большинства судей автомайданівців сработало чувство страха перед системой, которая назначала их на должности и которая в своих руках держала рычаги влияния. Им необязательно было получать звонки откуда-то сверху. Судьи по умолчанию понимали, что в сложившейся ситуации, вынесение решения против власти могло повлечь за собой, как минимум, дисциплинарную ответственность или вообще увольнения.

— Реформа защищает судей от политического давления?

— Она защитит, когда будут приняты изменения в Конституцию и когда судья будет назначаться бессрочно. Что мы имеем сейчас: судью на 5 лет назначает Президент Украины, а после этого бессрочно избирает парламент. То есть 5 лет судья находится в «подвешенном» состоянии, потому что не знает, проголосуют за него депутаты или нет. Наглядные примеры такого состояния мы наблюдаем уже два года. В течение двух лет парламент не избирает судей-«пятилеток», у которых закончились полномочия. Таких в системе более 40%. Предлагаемые изменения к Конституции убирают эти противоречия и забирают у Верховной Рады полномочия относительно назначения и увольнения судей, что сделает невозможным вмешательство доминантной политсилы или партии на принятие судебных решений. Но на сегодняшний день эти изменения в Конституции не приняты и когда это случится, пока неизвестно.

Аттестация затянется на семь лет

— Среди народных депутатов обсуждают идею – освободить всех судей, набрать новых. Так сделали полицию из милиции …

— Это абсолютный популизм. Дело в том, что милиция – это орган, который может себе позволить не работать месяц, а суд не может.

Потому что есть материалы, которые необходимо рассмотреть в течении 72 часов или двух месяцев, ведь в уголовных делах существуют очень жесткие сроки. И если суд этого не сделает, то подозреваемый просто выйдет на свободу.

Второй вариант: допустим, работа судов не будет остановлена. Но к набору других судей нынешних выведут за штат, как это было сделано с полицией. Однако ни одна страна мира, никакие европейские нормы не предусматривают рассмотрение дела судьей в статусе «исполняющего обязанности». Так давайте поступать разумно и идти путем очищения судебной системы.

— А есть очистки? Начался процесс переаттестации?

— Да. Но это долгий, затяжной процесс. Так написан закон.

— Говорят, судьи специально внесли такую норму, чтобы максимально затянуть процесс …

— В законе, который разрабатывали судьи и я лично (мы были членами Совета судебных реформ при Президенте и этот закон затем Президент внес на рассмотрение в Верховную Раду), никакого оценивания не было, там речь шла о подтверждении квалификации. Но депутатами был внесен альтернативный закон. В одну ночь соединили несоединимое – и так появилось оценивания. При этом депутаты забыли прописать, что это такое. Какие критерии оценивания?

В итоге разработанные нами правила подтверждения квалификации решили считать «оценкой». Там три этапа: экзамен, проверка досье, собеседование. В досье вносятся результаты проверки СБУ, НАБУ, налоговой.

Но одно дело все это осуществлять в плановом режиме, а другая – в авральном. В итоге Высшая квалификационная комиссия оценивает группу из 20 человек в течение недели, умножаем на 7 тыс. судей и считаем. Получается переаттестация затянется на 5-7 лет.

— А кто входит в комиссию?

— Там есть представители Минюста, уполномоченного по правам человека, адвокаты и ученые.

— Собеседования проводятся по примеру той же полиции?

— Нет. Это законом не предусмотрено. Но общественные организации и граждане могут направлять материалы на судью – они попадут в досье.

— А где гарантия? Не получится ли, что старые кадры автоматически станут новыми?

— На каждом заседании комиссия выносит решение относительно увольнения судей.

В Верховной Раде уже собралось большое количество таких материалов. И что интересно: вопрос об увольнении депутаты рассматривают, а о назначении нового корпуса – нет. Ну нельзя уволить и не назначить – это же не обновление, это, извините, саботирование работы системы правосудия. Уже сейчас у нас более 1 тыс. вакансий. Дошло до того, что, допустим, Брусиловский суд в принципе прекратил свою работу – там не осталось судей, а Рада не назначает. А что делать дальше?

В Совете судей мы знаем, что около 3 тыс. судей собираются уволиться «по собственному желанию». Они психологически не выдерживают. Допустим, дети боятся говорить в школе, кем работают их родители, а родители боятся за своих детей-судей. Это ненормальная ситуация.

В мантиях и под колпаком

— Но не сами судьи себя скомпрометировали? Достаточно вспомнить судью Малиновского суда Одессы Алексея Бурана, который открыл стрельбу во время обыска.

— Судья Малиновского суда скомпрометировал весь судебный корпус. Но давайте разберемся с уголовными делами против судей. На сегодняшний день их огромное число – более 200 производств. Но вызывает беспокойство то, что основная масса уголовных дел до суда не приходится.

Наша позиция такая: если нужно выдвигать обвинения – предъявляйте, но быстро выводите такого судью из системы. Согласно закону отстранить судью от работы можно на такое время, а дальше он либо отправляется в тюрьму, или надевает мантию и возвращается на работу. У нас есть следственные судьи, которые с одной стороны дают санкции на обыск и арест, а с другой стороны сами находятся под уголовным делом. И у меня вопрос: насколько объективны их решения?

Ясно же, что МВД и Генпрокуратура таким образом не борются за очищение судебной власти, а просто, по аналогии с политиками, держат судей на крючке.

— У МВД другое мнение – нет смысла отправлять уголовные дела против судей в нереформированные суды. Судьи все равно свои прикроют.

— За последнее время осуждено 10 судей и за взятки, и по статье о превышении служебных полномочий.

— А что реформа говорит по поводу борьбы с коррупцией?

— Ничего нового. Я думаю, что не надо никакой велосипед изобретать по борьбе с коррупцией. Во-первых, нужно дать людям нормальный доход.

— Нормальный доход для судьи – это сколько? Сейчас зарплаты начинаются от 12 тыс. грн.

— 12 тыс. грн в райцентре Закарпатской области и в районном суде Киева – две большие разницы. Я бы сказала, что зарплата судьи должна быть на европейском уровне, потому что у нас европейские цены. Думаю, это должно быть не менее $ 2 тыс., то есть где-то 50 тыс. грн – это старт для райцентра. Но при этом жесткий контроль и жесткое наказание. Конечно, наказание возможно только в случае, если МВД работает профессионально. И особенно в отношении судей. Главными там должны быть не политические лозунги, а факты. Судьи же сами юристы. И любой просчет правоохранительных органов будет использован в пользу этого недобросовестного и преступного судьи. Он знает, как это сделать. И это надо понимать.

— Что в сухом остатке: эпизодические показательные посадки судей, но в целом бардак. Это провал реформы?

— Это проблемы роста. Во-первых, должны повзрослеть сами судьи. Для того чтобы выносить решения под давлением, необходимо мужество. И вот это мужество называется независимостью. Судебная ветвь власти не зависит от законодательной и исполнительной – это необходимо понять и депутатам, и министрам. Это тоже этап взросления. Что касается реформы, мне кажется, зону турбулентности мы еще не прошли. Главное – начать реформу еще при жизни судебной системы.

Досье Корреспондента

Валентина Симоненко – председатель Совета судей Украины

1982 год – курьер Ленинского народного суда Севастополя

1983 – 1990 годы – секретарь судебных заседаний народного суда Севастополя

1993 – 2001 годы – судья Гагаринского суда Севастополя

2001 – 2010 годы – заместитель председателя Апелляционного суда Севастополя

2010 – 2014 годы – судья Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел

С 2014 года – судья Судебной палаты в гражданских делах Верховного Суда Украины

***

Этот материал опубликован в №14 журнала Корреспондент от 15 апреля 2016 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

Источник

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*