Мне не стыдно. Интервью с Семеном Семенченко

Фото: Дмитрия Никонорова Семен Семенченко разочарован тем, что олигархи продолжают и дальше влиять на политику в стране

Семен Семенченко, нардеп от Самопомочі, дал интервью журналу Корреспондент.

С бывшим комбатом батальона Донбасс мы встретились на открытом воздухе, пишет Алиса Светлакова в №16 издания от 22 апреля 2016 года.

Семенченко пришел в куртке милитари и берцах, и выбранный им стиль только подчеркнул определенную связь с прошлым, с событиями двухлетней давности, когда его батальон одни считали карателями, другие – настоящими патриотами. Комбат сейчас с головой ушел в политику, правда, стало ли ему от этого спокойнее жить – большой вопрос.

Дым без огня

— С вашим именем связано немало скандалов. Легко ли жить с таким грузом?

— Началось все весной 2014 года – тогда целая организованная группа в России занималась дискредитацией добровольческого батальона Донбасс. Распространялись слухи, что мы продаем человеческие органы, мы каратели мирного населения. Серьезно к этому я не относился – это из серии про распятых мальчиков, зѓвалтованих снегирей и эпилептических пенсионерок.

А в украинской прессе все началось – я точно помню дату – 5 сентября 2014 года. Именно тогда были заключены Минские соглашения, а я пошел в политику, в «Самопомощь», и стал требовать наказать генералов за Иловайск.

Сразу же в мой адрес посыпались «разоблачения». Я думаю, что до этого, как и ранее, были причастны и спецслужбы РФ, только с сентября к ним присоединились еще и те, кто находится в Украине, в частности, финансовые кланы. В декабре 2014-го, например, показали себя силы, которые имеют отношение к Ринату Ахметову. Он за нас ввязался, когда мы остановили гумконвой с условием – пропустим в обмен на освобождение пленных. Пленных тогда отпустили, конвой проехал. Вроде все хорошо – но система начала работать.

Зимой 2015-го мы объявили, что Дебальцево – Иловайск № 2 – те же люди руководят операцией, допускаются аналогичные ошибки. И снова грязные публикации …

Я не один такой, главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос специализируется на дискредитации новой полиции, добровольцев. Однако я не удивлюсь, если следующее интервью вы у меня будете брать из-за решетки.

Ни один из раздутых скандалов не подтвержден фактами, все это просто создает дым без огня, определенный образ, чтобы люди меньше доверяли.

Фото Дмитрия Никонорова

— У вас никогда не возникало желание наказать ваших обидчиков. Дать им в морду, например! Или взять Верховную Раду! Ведь там много политиков, которых вы считаете одиозными.

— Пока я не стал политиком, такие мысли мне в голову могли приходить. Но сейчас это кажется ошибкой. И знаете почему? Применение физической силы в Раде будет мгновенно использовано нашими оппонентами, чтобы пугать людей – опять радикалы, экстремисты.

Когда в Кривом Роге были выборы, там оппоненты людям говорили: да, вы живете в нищете, местная власть вас обирает, но эта самая власть – не такое уж зло. А вот придет Самопомощь и наступит конец вашей тихой жизни. Так людей настраивали.

— То есть, все, что о вас говорят – черный пиар, не более того? А как тогда объяснить видео со съезда сепаратистов, на котором вы присутствовали? Тоже неправда?

— В марте 2014-го еще и близко не было никакой ДНР, полноценная сепаратистская организация появилась месяц спустя. Соответственно, и никакого съезда сепаратистов не было. Были стихийные митинги, шумные сборы пророссийски настроенных граждан. Все просто.

После Майдана я вернулся в Донецк и принял решение организовывать вместе с другими ребятами Донецке самооборону. Это было в марте 2014 года. Тогда же на восток приехал Николай Якубович, на тот момент он был советником министра МВД Арсена Авакова и советником секретаря СНБО Андрея Парубия. Мы знали друг друга с Майдана, начали вместе работать.

Один из вопросов, который мы обсуждали, был о бездействии милиции, которая ничего не делала в отношении так называемых русофилов. Я ходил на митинги, чтобы понять причины бездействия милиции, оценить силы и средства, имеющиеся в распоряжении митингующих. Все данные я через Якубовича передавал в Киев Парубию и Авакову. И то, как преподносится это видео – часть кампании, придуманной циниками для доверчивых людей. Хронология событий 2014 года уже забылся.

Оккупация и оппозиция

— Вы говорите, что информировали Парубия, Авакова об истинном положении дел в Донецке. Почему они ничего не сделали?

— Это надо не у меня спрашивать. Думаю, сначала здесь была игра Ахметова, так же как в 2005 году, когда его люди пытались выторговать преференции у Киева. Могу также предположить, что именно так и воспринималось то, что происходит во властных коридорах, – олигархи Донбасса снова торгуются. Сейчас, конечно, видно, что была масса российской агентуры, чем отличалась нынешняя ситуация от той, десятилетней давности. Но тогда не разглядели, возможно, из-за отсутствия опыта у части наших государственных деятелей. Или дело в договорняках, предателях, безволии, бездарности, – не хочется об этом думать.

Если бы все вовремя опомнились, не пришлось бы создавать батальон Донбасс, и мы бы не потеряли Донецк и Луганск

Если бы все вовремя опомнились, не пришлось бы создавать батальон Донбасс, и мы бы не потеряли Донецк и Луганск.

— Но ведь мы их не потеряли полностью. На полках супермаркетов в Киеве раз в раз можно найти продукцию, где в строке «адрес мощностей производства» указываются неподконтрольные территории.

— Это происходит потому, что в госорганах есть реальные пособники сепаратистов, а не выдуманные.

— А, может, это потому, что нет закона, который запрещает возить товары туда-сюда?

— Нет такого закона, у нас не только торговля не запрещена, у нас вообще эти территории не признаны оккупированными, не имеющие такого статуса, понимаете? А в Раде всевозможными способами тормозится наш законопроект, который бы положил всему этому конец. Он невыгоден тем людям, которые сейчас при власти. Именно поэтому мы – в оппозиции.

— А кто конкретно тормозит?

— А кто у нас распределяет законопроекты в Раде? Почему наши законопроекты по года пылятся и не выносятся в зал?

Я думаю, этот вопрос надо задать руководителю парламента, руководителям парламентских комитетов, которые у нас относятся к двух политических сил – Президента и бывшего премьер-министра.

Удачный симбиоз

— Многие считают затягивание войны на Донбассе искусственно созданной внутренней проблемой. Вы тоже так думаете?

— У нас есть такой бывший заместитель начальника главного контрольного управления администрации Президента времен Виктора Януковича по фамилии Матиос. Он занимается системным преследованием добровольцев, затягивает передачу в суд дел в отношении Иловайска и Дебальцево, расследовав которые мы бы очень много узнали.

Существует определенное количество финансово-политических группировок, заинтересованных в том, чтобы нынешняя ситуация продолжалась как можно дольше, поскольку общество в таком случае на многое не станет обращать внимание

К сожалению, подобное везде. Существует определенное количество финансово-политических группировок, заинтересованных в том, чтобы нынешняя ситуация продолжалась как можно дольше, поскольку общество в таком случае на многое не станет обращать внимание, не станет задавать неудобные вопросы. Ну вы же понимаете, если что – война, Путин вот-вот нападет … Уже над этими вбросами украинцы иронизируют, но все-таки сохраняют терпение.

— Вы все время говорите о преследованиях добровольцев как о несправедливости. Но от информации о беспределе в зоне АТО порой волосы дыбом! Грабежи, взятки на пунктах пропуска, гуманитарка разворовывается, гильзы собирают и сдают на металлолом. Или так уже все добровольцы безгрешны?

— Конечно, не безгрешны. Существуют проблемы и с ними нужно бороться, и цель должна быть в том, чтобы искоренить все эти явления. Но у нас нередко цель в том, чтобы быть в доле, и поэтому борьба не приносит результата, только хуже становится.

Не может у нас прокурор АТО, который назначается главным военным прокурором, иметь роскошный автопарк автомобилей, мало того, постоянно в соцсетях демонстрировать всю эту роскошь, и при этом подавать декларацию, что живет на одну зарплату. Откуда тогда все это взялось? С таких людей и надо начинать наводить порядок. Второй вопрос – это кадровая политика. Необходимо назначать людей на должности не по критериям личной преданности, не «своих», а за профессионализмом и ответственностью.

— Я не понимаю, как можно поставить «своего» во главе какого-нибудь ведомства, силовой структуры. Как олигархи договариваются с властью?

— Есть такая традиция, еще с конца 90-х годов, со времен Леонида Кучмы – тогда нынешние олигархические круги окончательно пришли к власти. С того времени много чиновников высшего уровня – их выдвиженцы. Это целый класс, который сопротивляется воздействию со стороны руководства страны.

Чтобы их менять – судей, прокуроров, специалистов военной сферы, гражданских чиновников – нужна большая политическая воля. Но мы видим другое – руководство страны, наоборот, опирается на старые кадры, получается такой взаимовыгодный симбиоз. Именно поэтому до сих пор не посажен ни один человек времен Януковича, тогда как с большой охотой в тюрьмы сажают добровольцев. По той же причине у нас процветает коррупция.

Фото Дмитрия Никонорова

— Самопомощь окончательно перешла в оппозицию. А какие настроения внутри фракции? Все у вас согласны с таким серьезным решением?

— Мы приняли решение о выходе из коалиции, поскольку наше правительство олигархическое, и государственные решения, увы, принимаются не Верховной Радой, а в центрах олигархического влияния. Все в стране решается узким кругом лиц, а не законодательным органом. Отсюда и то, что происходит, например, масштабное разворовывание госпредприятий.

Чтобы страна начала выздоравливать, требуется принятие нового закона о выборах, который предусматривает, что выбирать депутатов будут по открытым партийным спискам, генпрокурор будет избираться по открытым конкурсом и состав Центризбиркома должен измениться полностью. Вы же видите, срок полномочий членов ЦИК давно истек, а их теперь удерживают на местах для работы «в ручном режиме», для выполнения политических заказов.

Зачем участвовать в коалиции и благословлять все это? Да, отношение у депутатов к решению фракции неоднозначное. Некоторые думают, что, находясь в коалиции, смогли бы сделать больше.

— Чего вы ждете от нового премьера?

— От перестановки слагаемых сумма не меняется.

Назначение Владимира Гройсмана премьер-министром – это лишь перераспределение сил в пользу БПП. Но это не изменит олигархическую суть власти и никак не улучшит жизнь простых людей

Назначение Владимира Гройсмана премьер-министром – это лишь перераспределение сил в пользу БПП. Но это не изменит олигархическую суть власти и никак не улучшит жизнь простых людей. Поэтому наша фракция воздержалась от голосования за Гройсмана.

Фото Дмитрия Никонорова

— Сейчас часто говорят, Гройсман начал свою бизнес-игру, противоречит Президенту? Как думаете, между ними реальные конфликты, соперничество?

— Раньше они всегда выступали единым фронтом. Думаю, после назначения ничего не изменится. Какое может быть у них соперничество? У них общие цели и видение путей их достижения.

Галичанский порядок

— Давайте поговорим о выборах в Кривом Роге. Как вам удалось их так глупо проиграть? Политики даже начали говорить, что Самопомощь сознательно сдала регион Вилкулу.

— Кто конкретно это говорил?

— В Частности, Ирина Геращенко.

— А разве она имеет какое-то отношение к Кривого Рога? Я ее не встречал ни там, ни на фронте. БПП и НФ самоустранились от выдвижения своего кандидата в этом регионе. Президент и СБУ, которая подчиняется Президенту, делали вид, что фальсификаций не было, фальсификаторов наказывать не за что.

Накануне выборов все билборды в городе были заклеены плакатами с надписью: Самопомощь придет – галичанский порядок наведет. Даже распространялись листовки, в которых сообщалось, что «Самопомощь» создает учет евреев … Людей пугали, что прилетят какие-то западные пришельцы, отберут последнее.

За день до выборов привезли дополнительно 160 тыс. избирателей. В итоге явка скакнула на 15%, что стало серьезным перекосом в пользу Юрия Вилкула. И получается, я набрал на 50% больше голосов, чем Мілобог в первом туре. Только цинизм и ложь позволяют различным спикерам рассказывать о позорное поражение Взаимопомощи.

— А как обстоят дела с Мілобогом после скандального разоблачения?

— Он отказался идти на выборы. Мы недавно исключили его из партии, оценив «поступок» – он договаривался с Вилкулом о том, чтобы за деньги снять свою кандидатуру с выборов. С этого все и началось. И я считаю, что это предательство в отношении избирателей. Можно было просто бросить людей, но я взял на себя ответственность за продолжение борьбы в регионе.

И мне не стыдно.

***

Этот материал опубликован в №16 журнала Корреспондент от 22 апреля 2016 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

Источник

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*