Не быть серой массой. Интервью с единственной женщиной-капитаном 1 ранга ВМС

Фото: ВМС Украины Марина Каналюк смогла выдержать давление на военных после аннексии Крыма

Корреспондент встретился с первой женщиной в истории Военно-Морских сил Украины, которая получила звание капитана 1-го ранга.

Новое звание Марину Каналюк недавно присвоили по приказу командующего военно-морским флотом, вице-адмирала Сергея Гайдука, пишет Елена Гордеева в №14 издания от 15 апреля 2016 года. А мы решили узнать, подчиняются женским приказам украинские военные моряки.

— Марина, как восприняли ваше назначение коллеги-мужчины? Украина все-таки патриархальная страна.

— Люди воспринимают не погоны, а твой характер, выдержку, профессионализм.

— Женщине трудно на флоте?

— Женщины и армия не созданы друг для друга. Но я привыкла к армейских порядков еще в институте им. Нахимова в Севастополе. Прошла всю необходимую школу. Бывало, что и плакала. Но привыкла. В ВМС проходят службу почти 1 тыс. женщин. Из них 100 имеют офицерские звания.

— А как ваш 13-летний сын отреагировал на то, что мама стала капитаном?

— Вообще он увлекается бальными танцами, сейчас я собираю его на чемпионат Европы. И мое новое звание на него никак не повлияло, ведь дома я обычная женщина. Иногда устаю, капризничаю, помощи прошу, за все и за всех переживаю.

— До аннексии Крыма вы отвечали за взаимодействие с военными структурами вооруженных сил РФ. Какие возникали проблемы?

Россия нарушала соглашения по ЧФ начиная с 1998 года, когда они были подписаны. Инфраструктура флота была поделена неравномерно, и нам приходилось постоянно спорить с РФ

— Россия нарушала соглашения по ЧФ начиная с 1998 года, когда они были подписаны. Инфраструктура флота была поделена неравномерно, и нам приходилось постоянно спорить с РФ. Ведь ВМС – это не только корабли, это еще и полигоны, базы, воздушное пространство, морские районы, жилой сектор. Например, в Севастополе российского флота было 127 причалов, а у нас шесть. Если нам нужно было разместить корабль, мы спрашивали у россиян, можно ли это сделать.

— Во время аннексии Крыму много украинских военнослужащих перешли на сторону России. На вас оказывали давление?

— Давление чувствовали все. Но мне конкретно не предлагали перейти на сторону РФ, может, знали мои принципы. Хотя как носитель информации я была им интересна. В целом у нас около 7 тыс. военнослужащих перешли на ту сторону. Однако я в этом вижу положительный момент, теперь у нас в армии не серая масса, а люди, из которых можно делать гвозди.

— О своем решении остаться в Украине не пожалели?

— Нет. Правда, нам трудно, жилье в Одессе приходится снимать. А контрактники (в Крыму они жили в общежитиях) вообще всю зарплату отдают за квартиру. Но знаете, это чувство, что ты сделал именно то, что должен был – не изменил присяге, не предал Родину – оно бесценно по сравнению со всеми неурядицами.

— Какую должность вы занимаете на флоте?

— Я секретарь Совета офицеров командования ВМС ВС Украины и помощник главнокомандующего – так что приходится заниматься всем флотом. Сейчас в мои обязанности входит и борьба с коррупцией. Для меня это новое задание.

— Какой процент флота удалось вывести из Крыма?

— Очень много техники осталось в Крыму. Ведь флот это не только корабли. Это и летчики, и береговые войска, и пехота. Если оценивать в процентном соотношении, нам удалось вывести из Крыма 50% нашего флота. Относительно корабельного состава – где-то 20%, морской пехоты – 50%.

— Каковы шансы восстановить утраченное?

— Правительство уже задекларировало, что намерен восстанавливать и развивать флот. Стремится помочь и Запад. Наших курсантов будут учить за границей. Поэтому процесс восстановления идет.

***

Этот материал опубликован в №14 журнала Корреспондент от 15 апреля 2016 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

Источник

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*