О децентрализации ничего не знают. Интервью с главой Запорожской области

Фото: Дмитрия Смольєнка Григорий Самардак думает над тем, как привлечь инвесторов в Запорожскую область

Корреспондент побывал на острове Хортица, где побеседовал с губернатором Запорожской области Григорием Самардаком.

С губернатором Запорожской области Григорием Самардаком мы разговариваем не в кабинете, а на острове Хортица, пишет Юлиана Скибицкая в №33-34 журнала от 27 августа 2015 года. На днях молния попала в деревянную кузницу комплекса Запорожская Сечь и сожгла ее дотла. Глава области, у которого сложились приятельские отношения с директором заповедника Максимом Остапенко, отправился посмотреть на разрушения.

Самардак на своем посту лишь пять месяцев. Он сменил на этом посту Валентина Резниченко, который отправился руководить соседней Днепропетровской областью. До этого Самардак уже работал в Запорожской ОГА – в 2003-2005 годах, первым заместителем тогдашнего губернатора Евгения Карташова. Чиновник принял относительно спокойную область – угроза сепаратизма здесь уже не такая высокая, как раньше. Но перед губернатором все равно стоят серьезные задачи – не просто не пустить в область сепаратистов, но и вернуть промышленный потенциал и развить туризм.

«Хортица – один из немногих крупных заповедников в Украине, который сам себя окупает, – отмечает Остапенко, который присоединился к нам. – Но туристов сейчас все равно меньше, чем в довоенные времена».

— Главное препятствие для туризма – проблемы с безопасностью?

— Для успешного развития туризма на территории должно быть спокойствие и безопасность. Мы продвигаемся в этом направлении, и результат есть – слава богу, у нас в области нет ни одного теракта, ни взрыва. Но при этом на курорты Азовского моря приехало меньше людей, чем мы ожидали. Госпредприятия, профсоюзы не принимали в расчет санатории в Запорожской области, и мы намерены с этим разобраться.

К тому же к середине июля было прохладно. Да, много кто не едет, потому что боится. Но дело не только в этом. У меня есть друзья в Германии, эмигранты из Украины. В 2005 году они говорили, что мечтают поехать туром по Украине, в Германии автобусные туры очень развиты. И вот когда они приехали в Запорожье, им понравилось, но они мало увидели. Потом говорили: это же русская земля, мы ожидали такого колорита! У нас абсолютно не развиты туры.

— И все же насчет «боятся»: как проходит процесс укрепления обороны?

— В области создан совет обороны. В планах – совместить ее и сами рады в Херсонской и Николаевской областях. Тогда мы сможем выступить единым южным щитом против сепаратизма. Идет процесс укрепления границ, везде выставлены блокпосты, строятся фортификационные сооружения. Их строительство было профинансировано из областного бюджета. Сами сооружения не были нарисованы на бумаге – проводились консультации с инженерами.

С одной стороны, надо обороной заниматься, с другой – смотреть за хозяйством, чтобы ничего не разворовали и ничего никуда не уехало. Усиленно работу СБУ и других силовых ведомств. Могу вас заверить: деньги на программы по усилению выделялись бесперебойно. Поэтому диверсионных групп мы сюда не пускаем.

— Насколько чувствуется, что Запорожье – это прифронтовой город?

— Это очень остро ощущалось в самом начале конфликта. Было много моментов и ситуаций, когда хотели раскачать и устроить в Запорожье второй Донецк. Поэтому главной задачей было деескалазувати эти ячейки. Мы немедленно вернули государственную власть в регионы и наладили широкий диалог с общественностью. Депутатский корпус, как вы знаете, на 70% состоит из регионалов. Но мы пошли на диалог и добились совместной работы.

Помимо этого, стоял вопрос об усилении охраны стратегических мероприятий. Понимаете, за 23 года никто с такой ситуацией не сталкивался. Никто и подумать не мог, что могут быть взрывы, диверсии. Так, максимум несчастный случай на производстве. Пришлось поднимать все методички, все инструкции.

— Как сейчас оцениваете ситуацию?

— Для меня показателем стали 1 и 9 мая, которые прошли мирно, без жертв и провокаций. Я вам так скажу: многие ветераны готовы были отказаться от георгиевской ленты и надевали мак, символ примирения. Потому что они не хотят войны, не хотят провокаций. Мы встречались с организациями, объясняли им всю сложность ситуации в городе.

В некоторых районах области у нас до сих пор транслируют только российские каналы

Я рад, что нас услышали. Но при этом в некоторых районах области у нас до сих пор транслируют только российские каналы.

— Почему так?

— Там ретрансляторы всегда были развернуты в сторону Донецка. А в Донецкой области сейчас только русское телевидение и крутят.

— А в некоторых районах Запорожья часто слышны взрывы …

— Да, поэтому расслабляться нельзя. Есть силы, которые хотят реванша и заинтересованы в эскалации конфликта. Но я уверяю: здесь это не пройдет.

— Кроме войны, есть и мирные проблемы. Запорожье – большой промышленный город, но предприятия сейчас переживают не лучшие времена. Как восстанавливать потенциал?

— Я принял программу стратегического развития области 2008-2015 годов. Тогда под это выделялись деньги, прилетали специалисты, была проведена серьезная работа. Мы проанализировали эту программу и посмотрели, что можно сделать нового с учетом сегодняшних реалий и корректировкой на программу Президента – 2020. Создали совет инвесторов области, собрали руководителей крупнейших промышленных предприятий для совместного диалога. Чтобы задействованные в процессе были все.

— И к чему вы пришли?

— Перед областью ряд задач. В частности, нашим предприятиям нужно переквалифицироваться на европейский рынок. При этом все они были ориентированы на Россию. Сейчас те предприятия, которые были заинтересованы в этом, провели модернизацию и лучше себя чувствуют. Те, кто этого не сделал, – «лежат».

— А какова судьба Заза?

— Сейчас ЗАЗ не работает. Но с ним есть постоянный диалог. Помните заявление [министра экономики Айвараса] Абромавічуса, что автомобильной промышленности в Украине нет? Так вот, он должен был приехать на ЗАЗ. И мы с руководством завода очень готовились к этой встрече. Но сам министр не приехал, приехал его заместитель. Мы плодотворно поговорили, и думаю, возможность спасти ЗАЗ есть. Но насколько затянется этот процесс, мне трудно сказать.

— Как вы собираетесь привлекать деньги в область?

— На госбюджете сейчас колоссальная нагрузка, поэтому деньги нужно искать на стороне. Нам нужно максимально проанализировать мировые процессы в экономике, чтобы понимать свои возможности и путь развития. Мы инвестиционно очень привлекательны для рынка. Я убежден, что и Украину в целом, и запорожский регион недооценивают.

Наша задача – в первую очередь подготовить все проекты, которые мы видим, и преподнести иностранным инвесторам. Важно говорить с ними на одном языке. В Европе все действуют по закону – в Украине, к сожалению, они не работают. Их много, они хорошие, но большая часть из них не работает.

Но это внешние инвестиции. Есть еще внутренние. Внутренний инвестор – это мы с вами. Приведу один пример. В Египте, где правительство менялось несколько раз, где также была война и кризис, собрали $ 8 млн на реализацию национального проекта – расширение Суэцкого канала. Пригласили компанию, которая рассказала, что расширение канала позволит проводить больше кораблей, а это источник бюджета. Люди не поверили правительству, но поверили в реализацию национального проекта. И вкладывали деньги в выпущенные при этом акции. Такой способ нам тоже нужно принять во внимание.

— Вы готовы к децентрализации власти?

— Главная проблема в том, что люди о ней ничего не знают. Они не понимают, как реформа будет работать. Недавно был в одном селе, которое затопило. На восстановительные работы нужно было выделить деньги, мы выделили из бюджета миллион. Я говорю общине: вот если бы объединились с соседним селом, и предусматривает децентрализация, то вам бы не нужно было просить деньги из бюджета, они бы у вас уже были. И выделено было бы столько, сколько нужно вам. Вообще фермеры в основном просят, чтобы правительство им не мешал. Децентрализация даст именно это – больше власти на места и, соответственно, больше денег.

При этом важно понимать: децентрализация дает не только больше власти, но и больше ответственности. То есть вот тебе права – управляй, оставляй себе деньги, но и грамотно используй все ресурсы.

— Какие у вас отношения с мэром Запорожья, экс-регионалом Сеном?

— Отношения рабочие. Мы смогли наладить совместный диалог и вместе работать.

— На носу местные выборы – вы примете в них участие?

— Я чиновник, государственный служащий. Моя первоочередная задача – это обеспечить проведение честных, демократических и безопасных выборов. Я не могу сказать точно, пойду ли я на выборы. Если Петр Порошенко скажет идти – пойду. Если нет, то нет.

***

Этот материал опубликован в № 33-34 журнала Корреспондент от 27 августа 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

Источник

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*