Повод для репрессий. Ситуация вокруг «ДРГ» в Крыму

Россия усиливает репрессии в Крыму после заявлений о якобы разоблачения украинской ДРГ, отмечают крымскотатарские активисты

ФСБ использует крымскую провокацию для притеснений крымских татар и проукраинских жителей полуострова.

Крымская провокация активно раскручивается Кремлем в политических целях. На минувшей неделе президент РФ Владимир Путин использовал ее для того, чтобы сорвать минские переговоры. А теперь сотрудники ФСБ прикрываются тем, что случилось, намереваясь оправдать репрессии против крымских татар и проукраинских жителей полуострова, пишет Игорь Бурдыга в №32 журнала Корреспондент от 19 августа 2016 года.

Напомним, что в ночь с 6 на 7 августа в районе города Армянска произошла перестрелка между российскими военными. Но Москва взвалила всю вину за этот инцидент на мифическую украинскую ДРГ, которая якобы проникла в Крым, чтобы уничтожить важные стратегические объекты.

Корреспондент побывал в Херсонской области на границе с полуостровом и выяснил подробности того, что происходит.

«В Джанкое многих украинских патриотов вызывают на допросы по подозрению «в пособничестве террористам», –говорит пресс-секретарь крымскотатарской общественной организации Эвелина Арифова. – Особенно активно ищут «пособников диверсантов» в Армянске».

«Сотрудники ФСБ утверждают, что члены украинской ДРГ вроде жили в одном из отелей Армянска, – уточняет один из информированных местных жителей. – И теперь таскают на допросы коменданта этого отеля».

В целом, по данным наших источников, за прошедшую неделю по подозрению в причастности к диверсиям в Крыму было задержано восемь человек

В целом, по данным наших источников, за прошедшую неделю по подозрению в причастности к диверсиям в Крыму было задержано восемь человек. Возможно, это только начало.

«ФСБ сделает все возможное, пытаясь запугать украинских патриотов полуострова, – уверены крымские татары. – Это настоящие политические репрессии».

База Аскер

Напомним, что организация Аскер принимала участие в блокаде Крыма. А теперь следит за пунктами пропуска на оккупированный полуостров, контролирует работу украинских таможенников и пограничников.

«Здесь каждый день куча машин с туристами – донецкие, харьковские, запорожские и даже киевские номера, – разочарованно поясняет пресс-секретарь Аскеру Эвелина Арифова. – Крымских татар лишили родины, а они едут туда отдыхать».

Мы с Эвелиной разговариваем в лагере Аскер возле Чонгара. База окружена высоким забором, на котором растянут баннер батальона им. Номана Челебіджихана. На входе развеваются украинский, крымскотатарский, турецкий и британский флаги.

«Мы стараемся создать батальон уже полгода, – говорит Эвелина Арифова. – Но нам не дают номер части, не регистрируют. Наверное, потому что власть в Киеве боится добровольческих батальонов больше российской агрессии».

Впрочем, это не мешает активистам ходить по территории базы с оружием. Едва войдя за калитку, мы видим парня в форме, который спешно уносит куда-то «калашникова» с подствольным гранатометом. На вопрос, откуда здесь оружие, пресс-секретарь Аскеру отказывается отвечать, уверяя, что заведует исключительно гражданским направлением. В то же время активисты Аскеру просят журналистов убрать камеры и не снимать то, что происходит на территории базы.

На западной части границы лагерь крымских татар поменьше. Дилявер Сейтумеров, который с сентября командовал гражданской блокадой автономии на КПВВ Каланчак и Чаплинка, утверждает, что оружия здесь нет. Однако, по его словам, местные активисты по ночам патрулируют приграничную территорию вместе с бойцами пограничных войск.

Голубые береты

Увеличение количества российской военной техники в Крыму наблюдалось еще до заявлений Кремля о задержании диверсантов. Тогда в украинской разведке объясняли это подготовкой к учениям » Кавказ-2016. Однако после крымской провокации об усилении войск заговорили и в Киеве. 12 августа губернатор Херсонской области Андрей Гордеев, находясь в столице, заявил о необходимости строительства второй и третьей линии обороны.

Хотя на самой границе понимаешь: разговоры о военное усиление – формальность.

«Здесь в ночь на 10 августа после всех этих новостей российские вертолеты прямо над нами летали, – рассказывает Александр из КПВВ Каланчак. – Я что-то перенервничал, снял «калаш» с предохранителя, патрон в патронник загнал. Так меня за это командир два дня ругал».

Еще один офицер пограничных войск, чье подразделение несет дежурство не возле КПВВ, а непосредственно на границе в «зеленке», добавляет:

«В каждую группу добавили по одному человеку. Но мы даже броники на дежурство не надеваем».

Чуть дальше от села, между райцентром Чаплинка и одноименным КПВВ, в степи держат первую линию обороны десантники из 80-й отдельной аэромобильной бригады.

«Там возле завода, когда у них учения были, с десяток БТР вышли, – машет в сторону Крымского титана взводный, который попросил не упоминать его имени и звания в статье. – Я аж растерялся. Думаю, вдруг пойдут – нам же тогда только в землю зарываться и останется».

Заявления Кремля о украинскую ДРГ ребята воспринимают с иронией. Они утверждают: даже если бы мифическая диверсионно-разведывательная группа существовала, она не смогла бы перейти границу

Заявления Кремля о украинскую ДРГ ребята воспринимают с иронией. Они утверждают: даже если бы мифическая диверсионно-разведывательная группа существовала, она не смогла бы перейти границу. Сделать это в обход КПВВ практически невозможно. По крайней мере, без ведома бойцов.

«Во-первых, минные поля повсюду, – рассказывает офицер пограничной службы Сергей. – Во-вторых, тепловизоры стоят такие, что зайца в степи видно. Ну и патрули, что с нашей, что с их стороны ходят достаточно рядом и в случае чего будут стрелять без предупреждения.

***

Этот материал опубликован в №32 журнала Корреспондент от 19 августа 2016 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

Источник

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*