Сам себе помощник. Интервью с Андреем Садовым

Фото: УНИАН Андрей Садовый критикует власть, но из коалиции его политсила не будет выходить

Мэр Львова и лидер партии «Самопомощь» Андрей Садовый дал интервью журналу Корреспондент.

Интервью у мэра Львова мы брали через несколько дней после трагических событий под стенами Верховной Рады, пишет Евгения Вецько в №35 издания от 4 сентября 2015 года. Именно в этот день Андрей Садовый приехал в Генеральную прокуратуру давать показания о попытке подкупа и давления на депутатов от его партии «Самопомощь». Об этом он сам сообщил в Facebook.

«Мне приятно было, что мое сообщение привело к возбуждению уголовного дела. Кажется, прецедентов у нас в стране еще не было», – отмечает он.

В интервью Корреспонденту Садовый рассказал, почему выступает против политики, которую проводит руководство страны, и как добивается, чтобы его город оставалось спокойным несмотря на то, что происходит в столице и на востоке Украины.

— Львов – безопасный город?

— Я спокойно гуляю по Львову с детьми и не пользуюсь охраной. Мне кажется, что это показатель. Какие-то ЧП в Львове случаются реже, чем у многих безопасных городах Европы. И это во многом благодаря сознанию людей.

Определенный фактор – новая полиция, которая начала работать две недели назад. Жители Львова воспринимают ее положительно. Они активные молодые люди. Они занимаются профилактикой, заезжают в те районы, где милиции никто никогда не видел. Милиционеры, как правило, были там, где можно заработать.

— Оружие из зоны АТО до вас не доезжает?

— Моя семья от этого в определенной мере страдает – дважды наш дом расстреливали из гранатомета. И, к большому сожалению, ни один из этих случаев не был расследован. Даже несмотря на то, что руководители государства принимали их под личный контроль. В июле взорвали наших двух милиционеров – тоже не расследовано. Очень важно наказывать за те преступления, которые уже совершены.

Я сегодня шокирован той бедой, которая произошла возле Верховной Рады. Но мы почему-то забываем о Небесную сотню. Ни один из виновных не наказан. И пока этого не произойдет, будут продолжаться убийства. Потому что те, кто стоит за ними, имеют сегодня в процессе управления государством большое влияние. А чтобы город оставался спокойным, мы проводим планомерную и системную работу.

— Вы говорили о сознании людей. В чем политическая особенность Львова?

— Здесь люди очень активные. Когда в Украине беда, то львовяне одни из первых, кто приходит на помощь. Первый, второй Майдан … Это обостренное чувство справедливости.

Но я горд и за всю страну. Патриотизм в Киеве, Запорожье, Мариуполе. Если в этом плане два-три года назад было определенное доминирование Львова, то сегодня уровень людей, которые хотят положительных изменений в стране, достаточно ровный.

А вообще я всегда говорю, что Киев – это сердце Украины, а Львов – душа. Сердце пересадить можно, а душу нет. И мне важно, чтобы в наш город приезжало много гостей, мне важно, чтобы львовяне спокойно жили, работали, учились. Львов всегда был многокультурным, многонациональным городом. Эта многогранность и создает его неповторимый колорит и атмосферу.

— Одной из особенностей Львова были ваши, мягко скажем, непростые отношения с большинством горсовета, представителями Свободы. Готовы к сюрпризам после октябрьских выборов?

— В Украине трудно делать прогнозы. А тем людям, кто зарегистрируется кандидатами, я могу только пожелать успеха.

— Местные выборы способны изменить Украину, Львовскую область и сам город?

— По моему глубокому убеждению, местные выборы надо было провести еще в прошлом году. Тогда ситуация была гораздо проще. Сегодня олигархия очень глубоко влезла во все государственные процессы, поэтому выборы определенные изменения дадут, но не такие глобальные, как могли бы дать в 2014-ом.

Так же как выборы в Верховную Раду. Если бы они произошли по открытым спискам, по пропорциональной системе, мы получили бы совсем другой качественный состав парламента, который сформировал бы гораздо сильнее правительство. Но страх руководства страны потерять монополию над государством вызвал большое замедление изменений. И нынешние руководители государства от этого потом пострадают.

— Вы будете баллотироваться на пост мэра Львова?

— Мое принципиальное решение – говорить о выборах только тогда, когда избирательная кампания официально стартует.

— Но Самопомощь точно будет. Нашли спонсора?

— Мы всегда в основу своей деятельности ставили свою независимость. И мы делаем ставку на людей мудрых. Вспомните выборы в Чернигове. Два первых кандидата [Сергей Березенко от Блока Петра Порошенко и Геннадий Корбан от партии Укроп] потратили миллионы и миллионы. Третий кандидат [член Взаимопомощи Владимир Зуб] – в десятки раз меньше, но показал неплохой результат. Поэтому мы максимально экономные, и вся наша кампания будет строиться на общении с людьми. Встречи, разговоры … У нас нет больших бюджетов.

— Вы известный сторонник децентрализации. Почему ваши депутаты не поддержали изменение Конституции?

— Если внимательно проанализировать законопроект, то там нет никакой децентрализации. Наоборот. Я там вижу монополизацию процессов в государстве.

— Чего вам не хватает как мэру Львова?

— Знаний, например. А вообще я бы не говорил только об одном городе – я бы говорил о государстве. Задача власти не мешать людям. Но, к сожалению, государство имитирует децентрализацию. Простой пример. Наиболее коррумпированной структурой считается инспекция Архстройконтроля. В 2008 году ее забрали из органов местного самоуправления, создали государственную вертикаль. Взятки брали и на входе, и на выходе …

После Революции достоинства было много попыток эту структуру вернуть городам. Благодаря Взаимопомощи этот вопрос попал в повестку дня, оно было проголосовано, и с 1 сентября инспекция должна быть передана органам местного самоуправления. Но маленький нюанс: Кабинет Министров до сегодняшнего дня так и не смог принять типовое положение об инспекции. И в итоге они в города не передаются. То есть разговоров было очень много, а на выходе ноль.

Так же мы делаем децентрализацию в стране. Желание отдать демонстрируется пока только в телевизионных выступлениях. А реальных движений нет. Притом что они нужны. Ибо если украинцы не будут принимать участия в развитии государства, то это государство никогда не будет такой, какой мы себе ее видим, такой, как другие европейские страны.

— Вы очень резко критикуете власть. Как у вас складываются отношения с Киевом, с губернатором Львовской области?

— За время своей работы я сотрудничал с десятью губернаторами, пятью правительствами, тремя президентами. И я строю отношения с ними исключительно в интересах общины Львова.

— Вы заявляли, что депутатов Взаимопомощи пытались подкупить, но не привели прессе ни одного доказательства.

— Это тайна следствия. На самом деле я говорил об очень большом давлении, оказываемом на депутатов Верховной Рады. И я требую, чтобы это дело было расследовано, потому что это достаточно легко доказать. Элементами давления могут быть разные вещи – и должности, и деньги. И здесь все зависит от профессионализма следователей.

— Довольны работой своей фракции в Верховной Раде?

— Мне приятно, что люди имеют жесткость, принципиальность. Им очень сложно, потому что постоянно оказывается давление. Но я считаю, что это закаляет людей. Сегодня это совсем другая фракция, чем была год назад. Это уже самодостаточные сильные политики, которые принимают решения.

— Почему фракция не вышла из коалиции после голосования за Конституцию?

— Каждая фракция должна руководствоваться своей идеологией. Мы – украинская партия, и для нас в первую очередь важно, чтобы в государстве была управляемая ситуация. Мы видим бардак в управлении государством. И если еще развалить коалицию, то этим может воспользоваться враг. Поэтому мы будем оставаться в коалиции до последнего момента.

Но недавние события в парламенте – голосование за Конституцию и беда, которая произошла потом, – это большая трагедия для Украины. У нас есть шанс. Но только если большие партии – Блок Петра Порошенко и Народный фронт – вернутся на государственные позиции, если они начнут думать не локальными лоббистскими категориями, а поймут свою ответственность.

— То есть говорить о позитивные изменения в стране не приходится?

— Страна – это люди. Если люди хотят изменений, то они должны начинать с себя. Каждый на своем месте должен качественно делать свою работу.

— Как Львов, центр Западной Украины, помогает сохранить европейскую идентичность страны?

Мы сейчас строим индустриальный парк, нашим партнером является известная голландская компания. Кстати, это четвертая в Европе компания по объемам промышленной недвижимости.

Если говорить об индустрии туризма, то мало кто в Украине знает, что каждое десятое рабочее место в мире – это рабочее место в индустрии туризма. Это важно и для заработков людей, это важно и для имиджа страны и города. Потому что это мостик. Это инвестиции, это создание новых предприятий.

Я бы много усилий тратил для развития внутреннего туризма, но он предполагает дешевые авиалинии. А у нас с этим сложно. У нас в Украине авиатранспорт монополизирован. Соглашение об открытом небе так и не вступило в силу. Об этом говорят, но должна быть политическая воля государства, чтобы разрубить этот узел.

Потому что каждый турист, приезжая в тот или иной город, оставляет там от $ 200 до $ 400. Это миллиарды прибыли, которые могут вливаться в бюджет и создавать миллионы рабочих мест. Я очень хотел бы, чтобы высшее руководство государства обратило внимание на эту небольшую отрасль, которая приносит серьезные прибыли.

***

Этот материал опубликован в №35 журнала Корреспондент от 4 сентября 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

Источник

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*