Точка зрения: От блокады страдает только мирное население Донбасса

Фото: donbass.comments.ua От введения системы пропусков и других ограничений страдают прежде всего мирные жители

Все проблемы, созданные системой пропусков и таможен, ложатся на плечи и кошельки мирного населения, которое никогда не держало оружия.

Олег едет домой в Донецк из Запорожья. В мирное время эта дорога заняла бы у него три часа. Но в мирное время он бы и не выезжал в Запорожье на целый год, чтобы переждать войну, пишет донецкий журналист Рамиль Замдиханов в колонке, опубликованной в №24 журнала Корреспондент от 19 июня 2015 года.

Переждать, к слову, так и не удалось – война продолжается. Но сил и денег жить в чужом городе у Олега больше нет. Поэтому он возвращается. Домой он не может попасть уже третьи сутки. «Волноваха закрыта. Очередь разогнали. Едем в Курахово». После того как Олег отправил эту эсэмэску, прошло уже двое суток, но граница для него, как и раньше, на замке.

Въехать в ту часть Донецкой области, которую не контролирует Киев, со стороны Украины сегодня можно через три пропускных пункта – Волноваху, Курахово и со стороны Артемовска. А вообще через линию АТО проложено шесть специальных коридоров. Пересечь границу между сторонами конфликта с каждым днем становится все сложнее. Чаще всего открытый блокпост на горловско-артемовском направлении. Два других – через раз. Причины, по которым так происходит, не всегда понятны. Время закрытый режим можно объяснить тем, что в окрестностях конкретного блокпоста ведутся боевые действия. Получить ответ на вопрос, почему пересечение границы запрещен, абсолютно невозможно.

С первых дней функционирования пропускной системы на нее и на тех, кто стоит за ее фактической реализацией, посыпались упреки в коррумпированности

С первых дней функционирования пропускной системы на нее и на тех, кто стоит за ее фактической реализацией, посыпались упреки в коррумпированности. Доски объявлений, двери подъездов и фонарные столбы в Донецке практически на следующий день после введения режима жесткой фильтрации украсили объявления, рекламирующие услуги по приобретению заветного «мультипасу».

Цены озвучивались хоть и немаленькие, но и не заоблачные: «дешевый» вариант пропуска стоит 400 грн, однако он не гарантирует 100%-ной вероятности пересечения нового рубежа. Документ вдвое дороже уже считается полностью легальным, проехать с ним через нужный блокпост можно, говорят, железобетонно.

Гораздо хуже выглядит ситуация для средних и крупных перевозчиков. Для них «тариф на въезд» намного выше. Суммы, которыми на блокпостах облагались фуры, груженные продовольствием, стартовали с пятизначных цифр и только увеличивались. На первых порах это ожидаемо приводило к повышению цен на украинские товары в магазинах и на рынках. Позже, когда продукция из Житомира и Львова стала продаваться по совсем уж заоблачным ценам, ее вытеснили с прилавков аналогичные товары российских Краснодара, Ставрополя, Воронежа и Адыгее. Качество часто хуже, но цена решает.

Несмотря на абсолютный алогизм ситуации, громких общественных протестов жителей непризнанных республик не слышно. Главная причина – отсутствие надежды, что в нынешних условиях мнение населения Донбасса является хоть каким-то аргументом для украинской власти

Несмотря на абсолютный алогизм ситуации, громких общественных протестов жителей непризнанных республик не слышно. Главная причина – отсутствие надежды, что в нынешних условиях мнение населения Донбасса является хоть каким-то аргументом для украинской власти. Единственными, кто не устает выражать свое возмущение по поводу усиления блокады Донбасса, есть благотворительные фонды и волонтерские организации, которые сталкиваются с большими трудностями на пути доставки грузов нуждающимся. Кажется, все, на что они могут рассчитывать, – это вымолить разрешение открыть заветный шлагбаум еще один разок.

Важный вопрос, на который пока нет ответа: кому и зачем понадобилось вводить эту странную пропускную систему? Во время последних событий близ Марьинки один из блокпостов был разбит артиллерией в первые минуты боя, и понятно – если что-то случится, военные подразделения будут придерживаться именно такого варианта преодоления пропускной системы. А все проблемы, которые создает существующая ныне система пропусков и таможен, ложатся на плечи и кошельки исключительно мирного населения, которое никогда не держало в руках оружия.

Пока существует три наиболее распространенных мнения на этот счет. Принято считать, что, во-первых, с помощью пропускного режима была создана модель «кормления», что позволяет в некотором смысле сэкономить на содержании некоторых боевых подразделений. Второй ожидаемый результат – население неподконтрольных Киеву территорий, что чувствует через блокаду трудности, с каждым днем изоляции будет все менее лояльным к местной власти, которая не сможет слишком долго перекладывать ответственность за ситуацию на местах на украинскую власть. И в-третьих, поскольку Донбасс, вопреки официальной риторике, в нынешнем виде вообще-то не нужен Киеву даже в долгосрочной перспективе, строительство границ и таможен – это де-факто отделение сепаратистских территорий от единой Украины и попытка надолго повесить их содержание на соседнее государство.

В принципе все три теории так или иначе верны. И если бы хоть одну из них озвучили как минимум полуофициально, то пересечение очередного блокпоста имел бы относительно осмысленный характер. Что в ситуации торжества тотального абсурда тоже представляет немалую ценность.

***

Этот материал опубликован в №24 журнала Корреспондент от 19 июня 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

Источник

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*