Признаны миром. Как украинки покорили Венскую оперу

Фото: из личного архива Елены Белкиной Елена Белкина благодарна Віденьскій опере за опыт, но певица ушла на вольные хлеба

В одной из самых престижных опер мира, Венской, сегодня работает немало украинок.

История началась в 1990-х из единиц, которые рискнули петь в Европе и уже достигли мирового признания, пишет Юлиана Матусова в №46 журнала Корреспондент от 20 ноября 2015 года.

С солисткой Венской оперы украинкой Зоряной Кушплер мы встретились в кафе Opera, расположенное прямо в здании знаменитого театра. Начало сезона, работы как всегда много – новые партии разучивать, повторять старые. Кроме того, в Кушплер появились недавно и другие обязанности – она стала матерью, и это событие сейчас для нее самая значительная. Хотя о своей работе она рассказывает с энтузиазмом и любовью.

Статная обладательница меццо-сопрано, уроженка Львова, она уже восемь лет является главной солисткой оперы Европы, но это не первый ее зарубежный опыт. Сначала было обучение в Германии, а затем контракты во многих театрах Европы, Америки и Азии. В Вену Кушплер попала почти случайно, но в этой профессии много неслучайных случайностей.

Фото Михаэля Пена

Зоряна Кушплер в роли принца Орловского в Летучей мыши Иоганна Штрауса

«Помню, я выступала в Валенсии, когда мне позвонил мой агент и сообщил, что в Венской опере ищут меццо-сопрано. Не раздумывая, я собрала вещи и полетела туда. И, как видите, все получилось», – с улыбкой говорит теперь уже известная оперная дива.

Кушплер сегодня уже далеко не единственная украинская оперная певица, которая оставила родину ради поиска признание за рубежом, но это, конечно, не означает, что реализоваться в другой стране получается у всех.

Главный режиссер Национальной оперы Украины Анатолий Соловьяненко говорит, что в течение более чем 20 лет независимости из Украины выехало множество людей искусства

Главный режиссер Национальной оперы Украины Анатолий Соловьяненко подтверждает эти слова и говорит, что в течение более чем 20 лет независимости из Украины выехало множество людей искусства, в том числе оперных певцов и певиц.

«Подсчитать точное количество сложно, потому что уехали десятки, а вот по-настоящему именитыми стали единицы. Некоторые осели, например, в хорах, некоторые вообще оставили музыку», – объясняет Соловьяненко.

В одной только Вене учатся, живут и работают много украинских певиц начинающих и признанных в профессии. Некоторые из них уже прошли через главную мировую кузницу оперных кадров. Между собой они говорят, что, покорив эту величину, дальше ничего уже не страшно. Пресс-секретарь Венской оперы Андре Комплої признается, что национальность в их театре никакой роли не играет – главное голос.

«У нас в опере работают артисты примерно из 50 разных стран, и мы не подсчитываем точно, потому что нас это совершенно не интересует, – признается австриец. – Для нас все сотрудники равны. Наша опера – это замечательный пример того, как может действовать интеграция».

Музыкальный штурм

Кушплер родилась в музыкальной семье: отец – известный в Украине оперный певец, мать – пианистка.

«Я не могла выбрать немузичну профессию, ведь другой жизни не знала, – рассказывает она. – Мне было два года, когда родители взяли меня первый раз с собой в оперу – там я и оставила свое сердце!»

Правда, сначала будущая звезда училась играть на скрипке, хотя уже с детства догадывалась, что ее истинное призвание – оперное пение. Первым серьезным международным достижением стала победа на конкурсе баварского радио и телевидения ARD.

Так сложилось, что на этом конкурсе 20 лет никому не присуждали первую премию, а украинцы это удалось. Это повлияло на развитие дальнейшей карьеры амбициозной львовянки – ей сразу предложили первые контракты в ведущих театрах и на концертных площадках Европы и мира. Теперь уже выбирали не ее, а она.

Похожим образом карьера начиналась в 27-летней Елены Белкиной. Белкина родилась в Ташкенте, но когда ей был один год, ее семья переехала на родину предков в крымский Джанкой, где будущая оперная солистка и начинала свою творческую деятельность.

«В 14 лет я начала заниматься с педагогом по вокалу, и уже через два месяца мы подготовили программу, – вспоминает Белкина. – Сначала я прослухалася в Харьковской консерватории, и это был успех, мне предлагали там остаться, но мой педагог мне сказал, что нужно ехать в Киев».

Фото из личного архива Елены Белкиной

Елена Белкина в роли Арзаче в опере Аврелиан в Пальмире Джоаккино Россини

Так и случилось – она поступила в Киевский институт музыки им. Глиера.

Встретив Бєлкину на венской улице, никогда не скажешь, что в свете софитов вечерам она превращается в вокалистку с волшебным тембром, к которой приковано пристальное внимание многотысячного зала. Без привычного сценического грима и блестящих вечерних нарядов певица выглядит гораздо моложе своего возраста.

О том, как она влюбилась в оперное пение, Белкина говорит с нежностью и благодарностью.

«У моего педагога была студентка, которая очень красиво пела оперу, и я однажды услышала ее урок, и у меня просто сразу мурашки по коже пошли – у нее еще было очень мягкое сопрано», – говорит она, мечтательно прикрывая веки.

В жизни певицы тоже был судьбоносный момент.

«В Лейпциг, на свое первое место работы за рубежом, я попала после украинского конкурса им. Бориса Гмыри, – рассказывает Белкина. – На этом конкурсе я получила первую премию и познакомилась со своим агентом, с которым работаю до сих пор».

Начать полностью самостоятельную творческую жизнь ей пришлось довольно рано. Когда подвернулся счастливый случай и певицу пригласили пробоваться в Венской опере, ей было всего 22.

«Я абсолютно не готовилась к этому прослушивание, – вспоминает Белкина. – Это было в день отлета обратно в Лейпциг. У меня был самолет в три дня, и я подумала, что если в первой половине дня прослухаюся, то как раз успею. В итоге все получилось, и мне позвонили очень быстро, где-то через две недели».

Причем своей первой работой в Лейпциге она была вполне довольна, однако предложений от Венской оперы по этой причине не отказываются.

«Это, конечно же, престижно, это существенный шаг в карьере каждой оперной певицы», – словно оправдывая свое решение, объясняет Белкина.

Украинская примадонна

Сегодня Вена не знает недостатка в приезжих украинских оперных «золушках». Но так было не всегда, рассказывает Виктория Лукьянец, многократно титулованная певица с 26-летним стажем.

«Первым быть всегда сложнее», – объясняет нынешняя примадонна, которая в далеком 1993-м стала первой украинкой, приглашенной работать в святая святых мира оперы.

Но алгоритм был таким же, что и сегодня: конкурс – прослушивание – контракт.

Лукьянец выступала на главных мировых сценах – Метрополитен-опера в Нью-Йорке, Ла Скала в Милане, опера Бастилия в Париже и многие другие. Но любимых у нее три: Киевская опера – потому что она была первой и родным, Венская – она стала там звездой, и сцена Нью-Йорка – потому что там она встретилась со знаменитым Франко Дзеффирелли.

После того как Дзеффирелли услышал Лукьянец, итальянский режиссер, который экранизировал Травиату Джузеппе Верди, назвал ее среди трех крупных Виолетт (главная героиня этого произведения) наряду с Марией Каллас и Терезой Стратас, которую снимал в своем фильме-опере.

Корреспондент беседует с хрупкой интеллигентной Лукьянец в фойе небольшого театра, расположенном в одном из венских закоулков. В тот вечер киевский театр » сузір’я привозил туда свой моноспектакль Мой прекрасный зверь в сердце с экс-министром культуры Евгением Ніщуком в главной роли.

Певица вспоминает: когда она переехала в Вену, было тяжело в первую очередь из-за того, что никто Украину как отдельное государство не воспринимал и гордую девушку это задевало

Лукьянец остается неизменной поклонницей всего украинского и о родине не забывает, несмотря на то что большую часть своей жизни прожила за границей. Певица вспоминает: когда она переехала в Вену, было тяжело в первую очередь из-за того, что никто Украину как отдельное государство не воспринимал и гордую девушку это задевало.

«Меня называли русской, и мне приходилось в каждом интервью говорить и объяснять, что я не россиянка, – вспоминает певица, которой восхищался сам Лучано Паваротти. – Мой директор вообще мне как-то заявил: «Где ваш этот Киев? В Сибири?», а мне уже надоело повторять, что совсем недалеко от Вены на самом деле, всего полтора часа лету».

Если для современных оперных талантов интеграция не проблема, то раньше изучать новую культуру и язык приходилось, в прямом смысле слова, на ходу.

«У меня здесь сначала совсем не было времени, и помню, как уже в 1995-м, после моего дебюта в Травиате, я была вынуждена давать интервью австрийскому каналу на немецком языке, – с улыбкой вспоминает Лукьянец. – Для меня это было как прыжок в холодную воду. Можете представить, что это была за немецкая. Одно название, ужас. У меня где-то до этого времени сохранилась эта запись».

За кулисами

То, что на первый взгляд может показаться сказкой и мечтой, на самом деле имеет и другую сторону. Певицы, которым посчастливилось поработать в одной из самых известных опер мира, признаются, что они находили имя, но при этом теряли свободу.

«Через два года постоянного контракта я очень вимоталася, потому что мы там должны были петь все – и маленькие партии, и большие, – говорит Белкина. – Даже если я не была задействована в спектакле, нужно было все равно учить роль на подстраховку».

Певица рассказывает, что о своем решении год назад уйти из Венской оперы на вольные хлеба не жалеет, ведь сейчас она имеет возможность выступать там, где хочет, и выбирать те роли, которые ей по душе. За это время она даже успела записать дебютный сольный альбом, выпущен летом 2015 года крупнейшей звукозаписывающей компанией Sony.

В Венской опере актеры работают очень напряженно, и шансов полноценно реализовать себя там немного, особенно если ты новичок

Ее слова подтверждает и опыт представительницы первого поколения оперных певиц независимой Украины Лукьянец: в Венской опере актеры работают очень напряженно, и шансов полноценно реализовать себя там немного, особенно если ты новичок.

«Моя работа тогда была как вслепую. Просыпалась с утра – и вперед, словно зомби. Я постоянно была занята: репетиции, спектакли, разучивание новых партий. Как смотрю на свои фото того периода, становится не по себе: худая, какая-то вечно испуганная, обескровлена. За полгода я выучила 48 партий», – восклицает Лукьянец.

Она также уже давно в свободном полете, и уверена, что в свое время приняла правильное решение. Мол, если бы осталась в Венской опере до сих пор, не смогла бы состояться, причем не только в финансовом смысле.

Стоит ли добавлять, что, если бы украинки каждая в свое время остались на родине, у них было бы еще меньше шансов состояться. Оперное искусство, как и культура в целом, за годы независимости так и не стало приоритетной сферой.

Но музыкальный и оперный эксперт Анна Ставіченко объясняет, что многие певцы стремятся уехать и петь на зарубежных сценах не только из материальных соображений.

«Репертуар наших театров очень ограничен, – поясняет она. – Например, барочная опера или мировая оперная классика ХХ века не представлены совсем, все крутится вокруг отдельных произведений классико-романтического репертуара, а это очень сужает представление об опере».

Кроме того, Ставіченко отмечает, что шанс оказаться на сцене Венской государственной оперы или Ла Скалы сегодня есть практически у каждого, кто будет к этому стремиться. В Украине же работай не работай – перспектив больше у тебя от этого не появится.

Несмотря на отсутствие достойных средств, Киевская опера старается приглашать лучших украинских артистов, которые в свое время покинули страну.

«Сейчас мы реализуем проект, в который приглашаем наших именитых оперных певиц-украинок», – рассказывает Соловьяненко.

Причем, добавляет режиссер, театр ждет прежде всего тех, кто находится в расцвете сил, а не тех, кто уже свое отработал и готов вернутся на родину только потому, что больше ролей за границей ему не предлагают.

Однако соотечественникам, которые поют за границей, хотя и приятно время от времени выступать дома, особенно когда их сюда приглашают, но вернуться на родину, несмотря на рассказы героинь Корреспондента, все равно захочет мало кто.

***

Этот материал опубликован в №46 журнала Корреспондент от 20 ноября 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

Источник

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*