Полицейская история. Как в Украине готовили первоклассных правоохранителей

Наличие полицейской школы в Великих Мостах кардинально изменила жизнь украинского городка

В июне 2015-го состоится первый выпуск полицейской академии в Киеве.

По этому случаю Корреспондент вспоминает о похожем заведение на Львовщине, который 80 лет назад готовил первоклассных «копов» для Речи Посполитой, пишет Ирина Пустынникова в №24 выпуск от 19 июня 2015 года.

Большие Мосты в Сокальском районе Львовщины – город, мало похоже на другие городки Галичины. Традиционный для этих мест европейский уют, пусть и изрядно выцветший в советские годы, в Больших Мостах выветрился безвозвратно. Городок вытянулось по струнке вдоль трассы.

Офицерская выправка городка не иллюзия: еще в 1846 году хозяин Мостов Юзеф Удрицький выстроил здесь большой корпус военных казарм. Они дожили до наших дней – сейчас там квартируют украинские пограничники, работает кинологический центр Государственной пограничной службы. А в начале ХХ века в них размещалась Центральная школа государственной полиции.

Единую и монолитную государственную полицию Вторая речь Посполитая основала 24 июля 1919 года, опираясь на передовые стандарты правоохранительной деятельности того времени. Для только что созданного института нужны были подготовленные кадры – вот и начали открываться школы полиции.

В межвоенный период школа в Великих Мостах считалась наибольшей в Польше и определенно самой современной. За десять лет работы школы, с 1929 по 1939 год, образование получили свыше 10 тыс. полицейских

Самая большая офицерская школа располагалась в Варшаве, там же был вуз, который готовил следователей, а для рядовых действовали школы в Жирардові, Сосновцах и здесь, в Великих Мостах. В межвоенный период именно последняя считалась наибольшей в Польше и определенно самой современной.

До 1935-го две другие школы закрылись и всех рядовых полицейских обучали только здесь, неподалеку от Львова. В заведении одновременно училось около 1 тыс. курсантов. За десять лет работы школы, с 1929 по 1939 год, образование получили свыше 10 тыс. полицейских.

Академия-кормилица

Образцовое заведение было неплохим работодателем для нескольких сотен жителей Больших Мостов и окрестных сел. Вряд ли местные жители испытывали особую страсть к полицейским, но выгода от школы для городка была очевидной.

За территорией надо было следить, курсанты нуждались формы, еды и «английских», как их тогда называли, ботинок, которые шили городские сапожники. Иногда гражданские называли заведение «школой темно-синих» (szkola granatowych) – по цвету формы курсантов.

Развлечения? Нет, с этим было сложно: будущие полицейские не имели права без разрешения покидать территорию учебного заведения.

Преподавательский состав школы в 1931 году

У местных жителей появились деньги, и городок начал если не процветать, то развиваться в более веселом темпе. Пока заведение не открыли, местечко могло похвастаться начальной школой, ярмаркой по средам, мельницей и несколькими еврейскими лавочками. А теперь даже культурную жизнь изменилась.

Специально для Центральной школы был создан парк отдыха, куда на всевозможные вечера и «праздники» приходили не только будущие блюстители порядка, но и мещане. Одной из популярных забав было взобраться на высоченный гладкий столб за призом. Часто таким призом были несколько монет или пара новой обуви – весьма привлекательный товар для предвоенной Галичины.

Для офицеров-преподавателей работало «казино» – заведение, больше похож на закрытый клуб, где мужчины могли побеседовать за чашкой кофе или чая. Чужих там не было: вход на территорию Центральной школы был строго по пропускам.

В 1933 году возле главного корпуса торжественно установили бюст маршала Юзефа Пилсудского.

Даже воскресные походы курсантов – строем, конечно – в костел на мессу превращались для Больших Мостов на событие. Посмотреть на полицейских, которые маршируют под духовой оркестр и громко поют песни, в девять утра совпадало півмістечка. Особенно такие парады любили дети независимо от национальности (в городке проживали украинцы, евреи и поляки).

Курсанты школы жили фактически на казарменному положении

Прибегали посмотреть на курсантов даже малыши из соседних сел и весело маршировали вместе с колонной босиком по мостовой. Марьян Кладний, старожил Больших Мостов, вспоминал: когда курсантов школы государственной полиции встречал в костеле хор верующих, у него, маленького мальчика, складывалось впечатление, что от громких хоралов вот-вот рухнет храм.

А еще запомнилось, как четко и слаженно полицейские входили в костел и выходили из него. И какими были воспитанными – дисциплина! В большие религиозные праздники курсанты устраивали салют, стреляя холостыми из винтовок.

Владимир Газдецький, который когда-то маршировал вместе с курсантами по дороге до храма, вспоминал, что его мать, которая работала прачкой при Центральной школе государственной полиции, получала 130 злотых на месяц, но на руки ей выдавали только 50 злотых. Остаток суммы шел на проживание и питание работницы. Сам же мальчишка иногда подрабатывал тем, что копал червей, которых покупали сыновья офицеров из школы для рыбалки.

Теория и практика

Курсантов делили не на классы, а на так называемые компании, в каждой было от 40 до 60 человек. Три или четыре компании составляли школьный батальон. Обучение длилось около пяти месяцев, в которые помещалось 700 академических часов.

В программу входили также водительские курсы. Учились водить Fiat, для чего в соседнем лесу была создана круговая трасса примерно 1 км длиной. Где-то на ее середине была немаленькая яма, на которой машины пробуксовывали, от чего моторы сильно нагревались.

Детвора из соседнего села Волица была тут как тут, наготове с ведрами холодной воды. Воду в двигатель, ребят-помощников – в кабину, прокатиться несколько сотен метров. Целое приключение!

Кроме вождения курсанты изучали еще чертову дюжину предметов – уголовное, административное и гражданское право, уголовное медицину, топографию, делопроизводство, особенности жандармской службы и даже историю Польши. Были лекции о политическом устройстве и партии – нечто вроде современной политологии. Были инструктажи, как вести себя во время уличных драк, как спасать тех, кто тонет, как работать следователем и как – разведчиком.

Для развлечений курсантам выделялось очень мало времени

Чем ближе была Вторая мировая война, тем больше внимания уделяли именно разведке. В программу входили также обязательная муштра, физкультура, изучение рукопашного боя и занятия в тире. Из экзотики – основы джиу-джитсу. Изучался курс Авиация, противовоздушная и противогазова оборона.

Будущих полицейских учили строить полевые укрепления и прокладывать связь, рассказывали, как действовать во время мобилизации и как конвоировать преступников. На тир выделялось 20 учебных часов, столько же давалось на топографию. На изучение каждого из прав – по 130, а вот про жандармскую службу рассказывали лишь три часа.

Как и в большинстве современных учебных заведений, в Центральной школе полиции в Великих Мостах была практика – два-три дня в месяц курсанты проводили в полицейских участках и комиссариатах. Некоторые попадали на практику в тюрьмы – скажем, в концлагерь для политзаключенных в Березе Картусській (сейчас это территория Беларуси).

Не все начинали учиться с нуля: в лучшую в Речи Посполитой в школу уездов отправляли своих полицейских для повышения квалификации. Скажем, 3 января 1935 года в Великие Мосты прибыли 15 полицейских из Силезии, регионе на юго-западе Польши. Семь из них закончили курсы с отличием. Еще шесть были с хорошими оценками, и только два курсанта получили отметки удовлетворительно. В 1938-м прошли специальные пятимесячные курсы для женщин-полицейских.

Изученное на занятиях применяли на практике здесь же, в Мостах. Нескольким местечковым воришкам от Центральной школы не было никакой радости – один позор. Полицейские ловили их на горячем и отчитывали перед всем честным народом на ярмарке или на улице. Городке это было в плюс.

А вот прибытие каравана полицейских машин из Крупных Мостов в другие села часто не сулило ничего хорошего. Довольно часто курсантов отправляли разгонять митинги рабочих или тушить огонь сельских бунтов. Гасили дубинками, причем жестоко. Много раз их опрокидывали до Львова, политическая жизнь в котором кипела и часто выплескивалось кипятком на улицы города.

Финальный выстрел

Когда началась Вторая мировая война, полицейские из Центральной школы по тревоге были переброшены до Станиславова (нынешний Ивано-Франковск), Коломыя и на границу с Румынией (нынешней Черновицкой областью) следить за порядком. На тот момент курсантов в заведении было немного, в основном здесь проходили переподготовку уже действующие полицейские из Силезии.

Коррупция существовала и тогда. Ходили слухи, что один из офицеров, по фамилии Новак, в самом начале Второй мировой занимался контрабандой польского золота через Румынию в Великобританию. Возможно, его и наказали бы, и только школе темно-синих оставалось жить считанные дни.

О последний день Центральной школы полиции сведения сохранились противоречивые. 17 сентября на север Львовщины вошли нацисты, хотя удержаться там не смогли. Вокруг шли ожесточенные бои. А 23-24 сентября 1939 года Большие Мосты и школу заняли советские войска. По одной из версий, комплекс в тот момент был совершенно пустым, не было ни курсантов, ни преподавателей: учебный год 1939-1940 годов даже не начинали, понимая, что возможна война.

По другой, трагически-легендарной версии, комендант заведения, инспектор Витольд Дунин-Вонсович, решил, что до полицейских большевики будут относиться как к военнопленным в соответствии с международными конвенциями. Поэтому на школьном плацу был собран весь личный состав школы, а сам комендант отдал честь офицеру НКВД. А тот в ответ якобы скомандовал расстрелять безоружных полицейских из пулеметов. Погибли все.

Последний выпуск школы в 1939 году

Третья версия утверждает, что о приближении и советов, и нацистов знали заранее и понимали, что оба враги крайне плохо относятся к полицейским. Еще 7 сентября поступил приказ о полной эвакуации учреждения вместе с преподавательским составом. Но комендант (в этой версии его зовут Ян Схух) решил спасать курсантов крайне своеобразным способом – самовольно переименовал школу с полицейской в военную, надеясь, что таким образом ее ученики получат статус военнопленных. Коменданта красноармейцы арестовали под Тернополем, а позже отправили в тюрьму в Днепропетровске.

Казармы Центральной школы грабили около недели, вывозя имущество на подводах. Забирали все – мундиры, одеяла, постельное белье. Костел, который когда-то содрогался от голосов хористов, вскоре превратили в пекарню. После войны учебное заведение перебрался в город Слупск на севере Польши, где действует и поныне.

***

Этот материал опубликован в №24 журнала Корреспондент от 19 июня 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

Источник

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*