Обзор Иносми: кто готов воевать за Крым?

Фото: Корреспондент.net Какие есть пути возврата Крыма к Украине

Цена украинской независимости для простых людей, нефть ІДІЛ и ситуация в Крыму в дайджесте иностранной прессы.

С какими мыслями возвращаются с фронта ветераны АТО — Time

Запах хлорки наполняет Киевский ожоговый центр, как и звук шагов медсестер, бредут со своими тележками с лекарствами по коридорам.

23-летний Вадим Довгорук из 3-го полка спецназа Украины лежит в постели в одной из палат госпиталя. Он, потерявший в бою руку и обе ноги до колена, отдыхает между операциями. Возле него стоит его отец Юрий, механик, который осуществил свою еженедельную семичасовую поездку в столицу, чтобы побыть с сыном.

Тысячи людей вернулись с фронта с увечьями, которые никогда до конца не вылечатся — хроническими фантомными болями от ампутаций, ожогов, которые покрывают почти всю поверхность тела, обширными повреждениями головного мозга.

president.gov.ua

Это жертвы, которых Джозеф Седенький, американский фотограф украинского происхождения, изобразил в госпиталях и реабилитационных центрах по всей стране. Это часто была удручающая работа, и, по его словам, он делает ее с мыслью о украинский народ.

Для украинцев важно понять цену своей независимости

Как видно, эта цена оказалась гораздо выше, чем украинцы могли ожидать, когда свергли свое правительство в феврале 2014 года.

В последние месяцы новое правительство Украины сделал за Россию ее работу, если речь идет о неудаче власти в борьбе с коррупцией и застопоренні реформ.

Довгорук не из тех, кто сомневается. Как и все солдаты, которых сфотографировал Седенький для этого проекта, он считает, что Украине было бы гораздо хуже, если бы она не вступила в борьбу.

Но его отец находит меньшее утешение в таких предположениях. Несмотря на то, что он поддерживал революцию два года назад, он разочарован тем, как все обернулось.

«Люди немного изменились, — говорит он, — но страна та же самая».

За исключением того, что она потеряла большие части своей территории, отрезанные, как конечности слишком многих солдат, которые воевали на этой войне.

 

Как ІДІЛ торгует нефтью — Le Monde

«Исламское государство» в настоящее время контролирует 60% добычи нефти в Сирии и 10% в Ираке. Пик добычи пришелся на 2014 год, когда он достигал 70-100 тысяч баррелей в день. Но с тех пор уровень добычи упал.

Одной из причин, по словам экспертов, является изношенность оборудования на сирийских месторождениях. В настоящее время объем добычи снизился до 20 тысяч баррелей в день.

После провозглашения халифата в июне 2014 года Абу Бакр аль-Багдади пригласил на работу инженеров-нефтяников, способных восстановить этот сектор экономики, который был разрушен войной, и создать в определенной степени эквивалент нефтяной компании.

Сотрудникам была обещана высокая зарплата. Оборудование поставлялось из Турции, что позволило джихадистам продолжить добычу нефти, отмечает автор статьи.

Руководство ІДІЛ ведет строгий учет добываемой и продаваемой нефти, поскольку она является одним из основных источников финансирования организации, наряду с поборами с населения и контрабандой разного рода.

В прошлом году нефть приносила халифата прибыль в размере до 500 миллионов долларов в год и составляла треть доходов

Один из экспертов сообщает, что ІДІЛ всегда продавала нефть по низкой цене: когда на мировом рынке ее цена упала до 50 долларов за баррель, террористическая группировка продавала ее за 20-30 долларов.

Добытая нефть продавалась в Сирии, экспортировалась контрабандным путем или использовалось на месте с целью обеспечения ведения боевых действий и экономической деятельности.

 

Новый политический символ Москвы — The Daily Beast

Няня из Узбекистана, которая убила 4-летнюю девочку в Москве, стала для русских националистов олицетворением угрозы, которую представляют все мигранты.

Следственный комитет России заподозрил исламистский след или мотив преступления, а активисты и политики националистического толка сразу же усмотрели в этом ужасном происшествии повод выгнать нелегальных мигрантов из России.

У КПРФ даже создали специальный логотип с требованием остановить нелегальную миграцию, изображающий женщину в парандже с отрезанной головой в руках. Сайт КПРФ призывает власти заняться миграционным вопросом, потому что «встречи россиян с мигрантами приводят даже к летальным исходам».

Русские националисты уже давно требуют, чтобы президент Путин запретил иностранцам работать в России.

До недавнего времени в России было более 10 млн рабочих-мигрантов, в том числе более миллиона нелегалов. Но в 2013 году Кремль серьезно ужесточил политику. Полиция проводила обыски на рынках и задерживала десятки мигрантов, работающих в Москве без разрешения.

Однако с приходом экономического кризиса многие мигранты из Средней Азии, которые приехали подметать московские улицы или работали в частных садах, собрали вещи и поехали домой: нагрузка была слишком большой, а финансовой выгоды никакой, признавались они.

Много узбекских рабочих в Москве потеряли работу вследствие ужасного убийства девочки. В КПРФ утверждают, что иммигранты совершают 20% преступлений в Москве. Тем временем, японская полиция допросила семью Бобокулової в Самарканде и выяснила, что все гораздо проще: у подозреваемой с детства была шизофрения.

 

Будет ли война за Крым? — Eastonline

Через два года после российского вторжения в Крым и его дальнейшей аннексии в Киеве кто-то считает, что его можно вернуть, в том числе и силой.

Казалось бы, того, что любые действия будут рассматриваться Россией как территориальная агрессия, а абсолютное большинство населения не хочет и слышать об Украине, должно было быть достаточно, чтобы поставить крест на этой идее. Но это не так.

С точки зрения Москвы, «возвращения» Крыма в лоно большой родины исправляет ошибку и кладет конец этому делу. Одним словом, возвращение как «репатриация» исключает возможность «ре-ре-патріації».

Но в Украине дело видится кардинально противоположным.

Российской аннексией открылась глава «Крым» и вопрос о возвращении политической риторики, которая дрейфует между национализмом и популизмом.

«Мы готовим ребят при содействии татарских активистов. Мы работаем над проектом, который позволит нам вернуть Крым», — заявил несколько дней назад украинский министр внутренних дел Арсен Аваков. «Нам нужна новая армия, новая Национальная гвардия, и мы работаем над этим. Когда у нас будет все это, то при наличии нашей воли Крым будет наш», — добавил он.

Несколько месяцев назад сам президент Порошенко высказался о том, что Киев не смирился с аннексией: «Каждый день и каждую минуту мы будем делать все, чтобы вернуть Крым Украине». Что именно имел он в виду под «все», мы не знаем. Но, похоже, применение силы он не исключал.

Насколько нереалистично военное вмешательство кого бы то не было — украинской армии или любой другой силы — для отвоевания Крыма, легко представить.

Чтобы попытаться оценить вероятность возвращения к военному сценарию, может быть полезным проследить, как развивались события в 2014 году. Несколько дней назад украинский Совет национальной безопасности и обороны обнародовал секретную запись экстренного совещания правительства в дни появления «зеленых человечков».

Все понимали, что российские вооруженные силы уже готовы к любым действиям по овладению Крымом, и тогдашний министр обороны Игорь Тенюх — как и все, что занял пост всего парой недель ранее, резюмировал ситуацию так: «Мы можем послать туда наших солдат, но это не решит проблему Крыма. Мы просто отправим их на верную смерть».

Возможно, Украина надеялась на помощь Запада и соблюдения Будапештского меморандума, по которому США, Великобритания и Франция обязались гарантировать территориальную целостность Украины в обмен на демонтаж его ядерного арсенала. Мы знаем, что было потом.

Нет никаких оснований предполагать, что через два года положение вещей изменилось.

Источник

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*