Обзор Иносми: вражда между украинцами и россиянами

Флаги Украины и России теперь не часто встретить на одном мероприятии

Экономические последствия от отмены Шенгена, судьба Ленина и противостояние россиян и украинцев — в дайджесте зарубежной прессы.

Сколько стоит отказ от Шенгена — La Repubblica

Прекращение свободного перемещения людей и товаров Евросоюза обойдется в 0,8% европейского ВВП.

Прощание с Шенгеном может стоить Европе до 100 млрд евро за год.

Подсчитало экономический ущерб от восстановления границ, связанного с кризисом беженцев, авторитетное государственное агентство экономического планирования France Strategie: кратковременные и нежесткие меры будут иметь «ограниченный эффект.

Удар будет нанесен, прежде всего, по ежедневному туризма и поездках на уикенд (сокращение на 5% и 2,5%), трансграничным работникам и транспорта грузов. Если контроль на границах будет продолжаться, последствия рискуют стать крайне тяжелыми: торговые обмены внутри ЕС снизятся на 10-20%, эффект от введения налога в 3% отразится на всех перевозимых грузах.

Для Германии речь идет о 28 млрд евро, для Италии — 13 млрд, для Испании — о 10 млрд и 6 млрд — для Голландии.

Уже сейчас можно утверждать, что последствия от закрытия границ некоторыми государствами привели к увеличению времени на переход границы в связи с проверкой документов, на прохождение таможенного контроля для грузовых автомобилей, к увеличению персонала на контрольных пунктах транспортных узлов.

Но все это мелочь по сравнению с потенциальными потерями, к которым может привести длительное приостановление действия договора о свободном передвижении.

Самую большую цену заплатят самые маленькие страны и те страны, которые в наибольшей степени зависят от внутренних обменов в Евросоюзе.

70% экономики Словакии, например, зависят от коммерческих отношений с другими континентальными странами.

Что делать с Лениным — Le Monde

С приближением 100-летия Октябрьской революции 1917 года вновь встает вопрос: что делать с Лениным?

Через 92 года после смерти Ленина напоминание о руководителя большевистской революции можно встретить в любом уголке России, в московском метро и, конечно же, на Красной площади, где в гранитном Мавзолее лежит его забальзамированное тело.

Ленин всюду. В 2011 году партия власти «Единая Россия» попыталась объединить сторонников его захоронения, но эта инициатива провалилась. Ни одному российскому политическому лидеру не удалось развенчать образ Владимира Ильича Ульянова, первого главы советского государства.

EPA

Двадцать первого января, выступая в Кремле перед Советом по вопросам науки и образования Владимир Путин сделал заявление, вызвавшее недоумение: российский президент обвинил Ленина в том, что тот вызвал развал СССР.

Лидер российских коммунистов Геннадий Зюганов ответил на это: «Безоговорочная критика деятельности Ленина — это подрыв государственности и подрыв стабильности».

Выступая на межрегиональном форуме ВПФ, Путин попытался смягчить впечатление от своих предыдущих высказываний. В частности, он сказал: «Мне очень нравились и до сих пор нравятся коммунистические и социалистические идеи. Если мы посмотрим Кодекс строителя коммунизма, который широко тиражувався в Советском Союзе, он очень напоминает Библию».

Путин также назвал абсурдным решение уступить Донбассом Украине. Такие рассуждения Путина не вызывают удивления, если вспомнить, что он назвал исчезновение СССР крупнейшей катастрофой ХХ века.

Но за этими высказываниями, вне всякого сомнения, скрывается нечто большее. Одержимый мыслью о «революции», настоящие бомбы замедленного действия, Путин, вне всякого сомнения, без радости наблюдает за приближением столетия дела рук одного из крупнейших революционеров всех времен.

Как украинцы и русские стали врагами — The International New York Times

Даже когда украинцы и русские не стреляют друг в друга, они обмениваются в соцсетях едкими комментариями.

Тем временем появилась слабая надежда на политическое урегулирование.

Впрочем, Кремль явно предпочитает тлеющий конфликт, поскольку способность усиливать или ослаблять напряжение (не только в Украине, но и на Ближнем Востоке) — единственный действующий рычаг России во внешней политике.

Однако за постоянную опору на этот грубый инструмент приходится расплачиваться тем, что российское общество до сих пор разобщено с соседями, прежде всего с Украиной.

Украинцы всегда питали к России смешанные чувства, в том числе, затаенную обиду на чувство превосходства, которое якобы должны россияне.

В России и Украине воцарились напряженные исторические подводные течения.

«Ненависть к России, которую сначала подогревали националисты, перекинулся на другое украинское общество и впоследствии стала единственной легитимной языке для обращения к Москвы. Россия стала легитимным врагом», — считает украинский философ и политолог Михаил Минаков.

Даже россияне, которые не поддерживают Путина, часто отказывают украинским соседям в отдельной идентичности и не признают инаковости украинцев.

Кроме того, граждане России и Украины стали различаться по самоидентификацией.

Русские протестуют в поддержку Украины в Москве // EPA

Русские отождествляют себя с государством, украинцы — с гражданским обществом. Сегодня украинцы считают, что лучший способ отойти от тоталитарного прошлого — это выстроить общество, которое отодвинет национальную и государственную идентичность на второй план. Это вне понимания большинства россиян.

Слова русских и украинцев перестали совпадать по содержанию, и в поисках взаимопонимания следует вести переговоры «на языке формальной вежливости».
Источник

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*