Призрак Тяньаньменю. В Китае усиливаются протестные настроения

Фото: АР Осенью прошлого года в Гонконге состоялись масштабные протесты

Почему сейчас ситуация в китайском обществе напоминает положение перед протестами на площади Тяньаньмэнь.

В этом году стало окончательно ясно, что сердце гражданского общества Китая бьется в Гонконге, а не в Пекине, пишет Мартин Ли, глава Демократической партии Китая, в колонке, опубликованной в №23 журнала Корреспондент от 12 июня 2015 года.

4 июня там собралось более 100 тыс. человек, чтобы почтить память жертв драматических событий на пл. Тяньаньмэнь в 1989 году. У нас в стране нет ни одного памятника, который напоминал бы об этом, но события нынешнего года показали: все помнят, что тогда произошло.

Но теперь народные протесты готовы вспыхнуть уже не в столице, а в приморских городах, таких как Гонконг или Шанхай. Причин этому несколько.

Во-первых, Пекин становится все более официальным городом, там сейчас живут преимущественно государственные чиновники и туристы. Крупные компании предпочитают переводить свой бизнес южнее, где условия работы лучше, а давление со стороны коммунистической партии не такой сильный. Поэтому не удивительно, что в последние дни армия и полиция с наступлением сумерек перекрывали Тяньаньмэнь и всех оттуда выгоняли. Партийным деятелям не нужен даже намек на возможные протесты под их окнами.

Во-вторых, Гонконг пока что имеет достаточно автономный статус и не так давно присоединился к Китаю. Здесь больше чувствуется влияние Запада, и весь крупный бизнес сосредоточен здесь. Поэтому власть не захотела разгонять массовые демократические протесты, которые были у нас совсем недавно. Хотя в другой город она не задумываясь ввела бы армию.

Надо понимать, что сейчас китайское общество сильно меняется, и события на Тяньаньмэнь уже не могут повториться. Рост популярности социальных сетей и интернета привело к тому, что даже в условиях блокирования многих из них и тотального контроля над активностью в Сети люди могут использовать их для координации. Так мы делали в Гонконге – было бы невозможно организовать протесты такого масштаба без доступа к интернету.

Кроме того, официальная власть сейчас слишком интегрирована с международным сообществом, она не готова применять танки против мирных демонстрантов и не захотела делать этого сейчас. Торговые и экономические связи для Пекина теперь значат гораздо больше, чем два десятка лет назад. И главное, важно как их покажут по телевизору. Сегодня понятно, что наша страна становится ведущей мировой экономикой, и власти важно убедить мир, что мы придерживаемся определенной видимости демократии.

Но с другой стороны, как и 26 лет назад, Пекин не допустит настоящих протестов. Особенно сейчас, когда у нас постепенно формируется правительство только одного человека. Глава партии Си Цзиньпин последовательно отодвинул от управления своих коллег и сосредоточил все полномочия в своих руках. Даже СМИ теперь говорят нам преимущественно о нем, показывают репортажи его зарубежных визитов с женой, хотя раньше личная жизнь лидеров партии держалось в секрете.

А теперь из главы КНР делают полноценного авторитарного лидера, который становится символом народа, вторым после Мао. Его предшественников стараются лишний раз не вспоминать, так же как и союзников, с которыми он пришел к власти. Система меритократии, когда специальные лидеры совместно решали все государственные вопросы, уходит в прошлое.

На этом фоне новые протесты бросят тень лично на главу партии, поэтому они недопустимы. Хотя сами китайцы постепенно становятся все более неудовлетворенными своим руководством. Дело в том, что разрыв между богатыми и бедными в нашей стране растет. Экономическое развитие, призванный вырвать страну из бедности, привел к росту количества миллионеров и нищих. Это скорее касается материковых регионов. Сегодня, когда экономика вновь буксует, люди боятся, что их жизнь еще больше ухудшится и они должны будут заплатить за величие, которую наша страна постоянно провозглашает.

Тогда на площади Тяньаньмэнь люди требовали реформ, но получили пули. Хотя вскоре Китай начал меняться. Теперь в стране назрела похожая ситуация, и мы хотим, чтобы наши лидеры были готовы к реформам и провели их.

Надеюсь, что в этот раз нам не понадобится столько жертв, чтобы донести до Пекина наше послание.

***

Этот материал опубликован в №23 журнала Корреспондент от 12 июня 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

Источник

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*