На линии разлома. Французский фотограф показал жизнь в Мариуполе

Переводчица фотографа сказала, что в Донецке ее могут убить, узнав, что она из Мариуполя.

Во время поездки в Мариуполь известный французский фотокорреспондент Жером Сессіні увидел острый раскол между украинцами, как никогда до сих пор, пишет издание Liberation.

Дорога из Киева — неблизкая, а пейзаж однообразен. Ничто из увиденного не сулит острых впечатлений или самозабвения, которые может вызвать только война. Каждое дерево, каждая заправка вдоль дороги вызывают лишь ощущение мрачной обыденности, отмечает автор.

«Мы едем вместе с украинскими добровольцами. Они занимаются логистикой расквартированной в Мариуполе Национальной гвардии. Болтают они без умолку. Я улавливаю из их разговора только несколько слов, которые напоминают, что на другом конце пути — война. Мариуполь — стратегический город на берегу Азовского моря. Его увлечение поначило бы первый этап пути от Донбасса до Крыма», — рассказывает фотограф.

«Я впервые приезжаю на восток страны не через позиции повстанцев или террористов, как их называют в разных лагерях. Обычно я не езжу от лагеря до лагеря — не из идеологических или политических убеждений, а чтобы не скатиться к обманчивому нейтралитета, который ставит на один уровень жертв и палачей. После Майдана я решил побывать на территории мятежников. Жители Донбасса были для меня жертвами конфронтации Киева и Москвы. Жертвами артиллерийского обстрела украинских войск, остракизму Киева и гуманитарного кризиса из более чем 500 тыс. беженцев», — продолжает Сессіні.

Укрепленный лагерь

Фотограф рассказал, что когда они проезжали через украинские блокпосты, водитель прошептал пароль на ухо вооруженным охранникам. Мариупольский аэропорт превратился в укрепленный лагерь Национальной гвардии. Зал ожидания стал казармой, где неряшливые на вид солдаты спят и чистят оружие. Группа людей собралась вокруг старого черно-белого телевизора, по которому идет какая-то развлекательная программа. Стеклянные проемы заложены мешками с песком, говорит Сессіні.

«Нас встречает Андрей, высокий и улыбчивый парень. Он бритый налысо, возраст не определить. Он командует Нацгвардией в этом секторе аэропорта. Во время протестов на Майдане он служил в спецназе. Он шел против демонстрантов, но в этот вечер вчерашние враги едят и пьют водку за одним столом. Три бойца Беркута и три бандеровцы — сегодня в национальной гвардии на мариупольском фронте», — говорит корреспондент.

Ненависть

«Если они за Россию, пусть едут в Москву». Эти слова звучат здесь непрерывно. Презрение к жителям этой области Донбасса является очевидным. Культурные различия между проевропейским западом страны и русскоязычным востоком существовали всегда, но после Майдана и устранения Президента Виктора Януковича они превратились в неприятие и ненависть, говорит автор.

«Мне нередко казалось, что на заднем фоне конфликта, кроме политического противостояния, существует и классовая борьба. Восточные пролетарии поддерживают позицию России, чем вызывают на себя презрение украинцев из высшего среднего класса, которым нужен западный прогресивізм», — отмечает Сессіні.

«В конце концов, лишь побывав в Мариуполе, я осознал всю глубину пропасти, которая разделила украинцев. Точку невозврата, кажется, уже пройден, а совместное существование уже никогда не будет возможным. Об этом свидетельствует реакция моей переводчицы на предложение сопроводить меня до Донецка: она не поедет туда ни за какие деньги. Там ее убьют, когда узнают, что она из Мариуполя», — рассказывает французский фотограф.

 

 

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*