Санкции вредят крымчанам, но усиливают позиции России — National Interest

Фото: Reuters Памятник матросу и солдату в Севастополе

Политику Киева в отношении Крыма сравнивает с отношениями Грузии с Абхазией и Южной Осетией.

Американское издание The National Interest пишет, что на Западе Крым прославился тем, что его самое знаменитое город Севастополь перенесло две длинные и жестокие осады во время Крымской войны (1854-55 годы) и во время Второй мировой войны.

Сейчас началась третья осада. Когда Россия аннексировала полуостров в марте 2014 года, Соединенные Штаты и Европейский Союз ввели против Крыма одно из самых жестких эмбарго в мире. Заблокирована почти вся торговля, транспортное сообщение и банковские операции. Режим санкций в Крыму гораздо строже, чем в России. Он, по сравнению с санкциями, введенными против Кубы, Ирана и Судана, уникальный в связи с тем, что применяется не в отношении государства, а одной-единственной провинции, отмечает издание.

Режим санкций настолько суров, что американские адвокаты советуют своим клиентам не иметь никаких дел с Крымом. Эмбарго наложено даже на товары иностранного производства, которые лишь на четверть изготовлены в США.

Для жителей Крыма гораздо важнее то, что украинское правительство тоже ввел жесткие карательные меры против своей потерянной провинции, частично прекратив транспортное сообщение, подачу воды и электроэнергии. В Верховной Раде обсуждается новый законопроект о преобразовании этих мероприятий в тотальную блокаду.

Объявленная цель заключается в том, чтобы заставить Россию дорогой ценой заплатить за нарушение норм международного права, удержать ее от новых попыток такого рода и заставить Москву сесть за стол переговоров.

«По сути дела, они говорят: вы можете забирать свой военный трофей, но он не принесет вам большой выгоды, а мы не собираемся облегчать вам жизнь», — сказал в декабре прошлого года корреспонденту New York Times высокопоставленный представитель американской администрации, когда было объявлено о введение новой серии санкций.

Говорит Арсен Жумалідов (так в тексте, правильно Арсен Жумаділов, — прим. ред.) с Крымского института стратегических исследований в Киеве: «Для Украины это ситуация, в которой агрессор оккупировал ее территорию, и Киеву надо вернуть ее, повысив расходы для Москвы за ее аномальное поведение». Вместе с тем, он отмечает: «Население Крыма — не предмет этого процесса».

По словам российской економістки Натальи Зубаревич, расходы от аннексии действительно увеличиваются. По ее подсчетам, российское государство в 2014 году потратила на Крым в виде прямых субсидий 125 миллиардов рублей (три миллиарда долларов по прошлогоднему курсу), то есть в два с лишним раза больше, чем на второго получателя помощи — бедную північнокавказьку республику Дагестан. По ее прогнозам, крупные экономические субсидии потребуются Крыма до 2020 года.

Приток денег вызвал определенный эффект. Российская власть говорит, что довела уровень пенсий и зарплат в Крыму в середньоросійського (это заметно больше, чем в Украине). Но они не могут компенсировать потери от резкого снижения туризма после аннексии и устранить колоссальные проблемы со снабжением полуострова товарами первой необходимости.

Похоже, что через экономическую блокаду тяжелое положение крымчан еще больше усилится. Но опасность для правительства в Киеве и для его западных друзей заключается в том, что жители Крыма будут еще более враждебно относиться к Украине и больше зависеть от России. Украина будет настаивать на своем, но потеряет Крым.

Журналист из крымской столицы Симферополя Андрей Самброс, который пишет для либеральных российских изданий, таких как Новая газета, и поддерживает контакты с Украиной, рассказал изданию, как изменилась повседневная жизнь за год после введения западных санкций.

Летать он может только в Россию. Кредитные карточки типа Visa бесполезны. Никакие крупные банки не работают. Он не может купить себе джинсы, не может сделать заказ на Amazon. Посылки идут из России три недели. Он лишился доступа к Google Play, несмотря на то, что Соединенные Штаты объявили в мае о облегчение санкций, которые наносили большой ущерб геймерам и пользователям Gmail.

Самброс коротко подытожил беды простых крымчан: «Два миллиона людей внезапно стали предателями». По его словам, у Украины «были огромные ресурсы лояльности в Крыму, которые она не использовала». Из двух миллионов человек, проживающих в Крыму, от украинского гражданства отказались лишь 200 тысяч, а это говорит о том, что они хотят сохранить различные варианты действий, поддерживая связь как с Украиной, так и с Россией, пишет автор.

Но общим следствием стало то, что местное население сегодня возлагает надежды на Москву и, особенно, на запланированное строительство 19-километрового моста через Керченский пролив, который, как заявляет российское правительство, будет построен до 2019 года.

«Они молятся на керченский мост, как на идола», — говорит Самброс.

Если западные санкции создают серьезные неудобства крымчанам, то расторжение связей с основной территорией Украины — это фундаментальное изменение в их повседневной жизни.

Железнодорожное и автобусное сообщение с Украиной приостановлено. Северо-Крымский канал, что является главным источником воды для полуострова, закрытый, и фермеры остались без воды для полива. Электроэнергия из Украины подается с перебоями, и постоянные отключения были даже в новогодние праздники.

Новые правила мешают крымским студентам учиться в украинских вузах: в соответствии с введенными требованиями, выпускники обязаны менять крымские аттестаты на украинские, и только после этого они могут получить разрешение на вступление.

Такая карательная тактика против провинции, отколовшейся от Украины, напоминает методы грузинского правительства в отношении сепаратистских территорий Абхазии и Южной Осетии. После войны с Россией в 2008 году тогдашний грузинский президент Михаил Саакашвили издал закон об «оккупированных территориях», который серьезно ограничивал контакты с двумя регионами и возлагал на Россию ответственность за их «деоккупацию».

Наверное, неслучайным является то, что термин «оккупация» очень часто используется в украинских публичных дискуссиях, ведь в новом правительстве Украины работает немало бывших высокопоставленных грузинских чиновников, включая самого Саакашвили.

Но в Грузии такая тактика потерпела провал, и еще сильнее толкнула Абхазию и Южную Осетию в объятия России. В Абхазии долгое время было тяжелое экономическое положение, но сейчас у нее очень мало связей с Грузией, и она медленно интегрируется в российскую экономику. В 2008 году в Южной Осетии правительство Саакашвили прекратил подачу газа в город Ахалгори, где большинство населения грузины. Люди пережили несколько зим без отопления, и это дало южным осетинам возможность жаловаться на грузинскую жестокость. Выбранный в 2012 году новое правительство Грузии предложил возобновить подачу газа, но получил сообщение о том, что в этом нет необходимости, поскольку россияне прокладывают туда новый газопровод.

Конечно, Крым гораздо больше, чем Абхазия или Южная Осетия, и он забирает больше средств в российской экономики. Но это более значительный политический приоритет для президента Путина. Пример Кавказа указывает на то, что следующие несколько лет будут решающими. Если россияне найдут новые источники подачи воды для Крыма и построят мост на полуостров, Украина потеряет свои рычаги влияния, и аннексия станет крепким свершившимся фактом.

Украинское правительство сталкивается в Крыму с большой дилеммой. Что делать и как относиться к территории, которую бесцеремонно захватил большой сосед вместе с ее многочисленными предприятиями и объектами собственности? Пока что Киев идет по пути полной изоляции. Торговля с Крымом все-таки продолжается, что выгодно фермерам и бизнесменам с юга Украины, а также крымским потребителям. С сентября 2014 до февраля 2015 года ее объем составил более 500 миллионов долларов.

Но даже эта торговля стала поводом для нападок со стороны некоторых украинских политиков-националистов. Предложен проект закона, который предусматривает полную блокаду и запрет торговли с «оккупированными регионами» — Крымом, Донецкой и Луганской областями. Один из инициаторов законопроекта депутат Сергей Высоцкий сказал, что с гуманитарной точки зрения это его абсолютно не волнует. А когда его спросили про Крым, он ответил: «За год оттуда мог уехать каждый украинский патриот».

Но почему они должны уезжать из дома? Осада Крыма оказалась особенно болезненной для крымских татар, которые являются коренным населением полуострова, живут там много веков и проявляют больше лояльности к Украине, чем к России. Этому несчастному народу теперь угрожают политические преследования со стороны Москвы и изоляция со стороны Киева.

Один крымский татарин, который сейчас живет в Киеве, сказал мне, что он не видит никакой стратегии относительно возвращения его родины в состав Украины. «Через такую политику мы теряем Крым», — заявил он.

По материалам:

ИноСМИ

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*